Прививка от произвола. Часть 2. Руководство по самозащите от уголовного преследования.

Серия

«Прививка от произвола: это должен знать каждый»

 

           

ЧАСТЬ 2

 

РУКОВОДСТВО

 ПО САМОЗАЩИТЕ ОТ УГОЛОВНОГО ПРЕСЛЕДОВАНИЯ

 

1       Минимальные сведения о государственной и судебной власти

2       Стадии уголовного процесса в схемах

3       Рассмотрение уголовных дел на предварительном следствии и в суде – рекомендации, советы и схемы

4       Обжалование решений по уголовным делам в трех инстанциях с примерами и схемами

5       Необходимые статьи из УПК

 

Игорь Огородников,

Екатерина Альхова

Об авторах:

Адвокат Игорь Владиславович Огородников в 2003г. учредил адвокатский кабинет №486 «Правозащитник». Является помощником по правовым вопросам Главы Серпуховского района М.о. А с июня 2006 г., также представителем Уполномоченного по правам человека в М.о. по Серпуховскому р-ну. В марте 2009 года избран депутатом Совета депутатов г.Протвино, где возглавляет Комитет по вопросам законодательства и власти.

Стаж работы по специальности –  с 1992 года.

После увольнения из правоохранительных органов,  занимаясь частной практикой, одновременно стал сотрудничать с местной правозащитной организацией, оказывая ее клиентам юридическую помощь. Затем – работа в другой известной правозащитной организации Москвы и создание собственной  Московской областной «Комиссии по гражданскому контролю за правами человека».

Автор серии брошюр, публикаций в СМИ по проблемным вопросам юридической защиты прав. Автор  книги «Руководство по самозащите от уголовного преследования» (2001г.)

Один из немногих адвокатов (и единственный в регионе), имеющих успешный опыт работы в Европейском Суде по правам человека (Страсбург). В 2007-м году ЕвроСуд вынес решение по делу «Лидия Кузнецова против России», которое представлял адвокат И.Огородников и взыскал с Российской Федерации расходы на адвоката, ущерб и моральный вред. Постановление Европейского Суда по правам человека от 07.06.07 по делу «Кузнецова Лидия против России» (CASE OF KUZNETSOVA v. RUSSIA), жалоба N 67579/01.

Приоритеты – гражданские (в т.ч. арбитражные) дела и сложные, неординарные уголовные дела. По гражданским делам считается специалистом в сфере местного самоуправления, защиты чести и достоинства, земельных вопросов, споров с налоговыми органами. По уголовным делам специализируется на работе в судах присяжных, а также по делам, связанным с обвинением в тяжких и особо тяжких преступлениях против личности и т.н. должностных. Ведет «интересные» дела об административных правонарушениях.

Тесные рабочие контакты с представителями органов местного самоуправления региона, руководством основных следственных органов и опыт работы в суде позволяют добиваться высокой эффективности защиты интересов клиентов.

 

               Екатерина Владимировна Альхова – закончила Юридический институт Федеральной службы Пограничных войск, длительное время работала дознавателем Серпуховского УВД, старшим оперуполномоченным, следователем Госнаркоконтроля. В настоящее время, находясь в отпуске по уходу за ребенком активно занимается правозащитной тематикой совместно с основным автором.

 

 

                                                                               

 

 

 

 

 

 

 

                                                           ОГЛАВЛЕНИЕ

 

1       Устройство государственной власти в России    и место в ней судебной власти      -

2       Что такое уголовное правосудие                                                                                           -

3       Досудебные стадии уголовного процесса: дознание, возбуждение                            -

уголовного дела и предварительное следствие 

1        НАПРАВЛЕНИЕ ДЕЛА С ОБВИНИТЕЛЬНЫМ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ В СУД                                                         -

2        РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

3        КАССАЦИОННОЕ ОБЖАЛОВАНИЕ ПРИГОВОРА

o  Место кассационной жалобы (стадии) в системе уголовного судопроизводства            -

 и общие сведения о кассационной стадии

o  Основания к отмене или изменению приговора в кассационной инстанции            -

o  Некоторые советы, рекомендации и разъяснения.                                                    -

o  Некоторые особенности кассационного обжалования приговоров,                          -

 вынесенных судами с участием присяжных заседателей.

1         НАДЗОРНОЕ ОБЖАЛОВАНИЕ И ПЕРЕСМОТР ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ        -

2       Приложения                                                                                                                    -

 

«Еще видел я под солнцем: место суда, а там беззаконие; место правды, а там неправда. И сказал я в сердце своем: `праведного и нечестивого будет судить Бог; потому что время для всякой вещи и суд над всяким делом там'»

 Книга Екклесиаста, гл.3, стихи 16-17 (Эти слова были записаны царем Соломоном в конце его земной          жизни)

 

 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

 

            Когда рядовым гражданам могут потребоваться хотя бы общие представления об устройстве , системы уголовного правосудия? На практике эти вопросы возникают при обжаловании уже  вступившего в законную силу судебного решения или приговора, а также  на стадии обжалования в кассационной инстанции только что вынесенного решения (приговора, постановления и т.д.), т.е. не вступившего в законную силу. общее представление об устройстве судебной системы, частью которой является и система уголовного правосудия необходимо иметь не только каждому, кто раз столкнувшись с системой правосудия (уголовного ли, гражданского, в обычных судах, либо военных) решил добиться справедливости. В нашей стране уровень квалифицированной правовой помощи населению такой же низкий, как и уровень материального благосостояния большинства граждан и общий уровень правовой  и прочей культуры… Незнание же элементарных понятий и правил поведения в этой системе может серьезно и негативно повлиять на конечный результат по Вашему делу. Образно говоря, мы призываем читателей этой брошюры “вступать в Общество спасения утопающих руками самих утопающих”.

            На примитивном примере можно изобразить это таким образом. Человек, считающий, что его права нарушены (в ходе уголовного преследования или осуществления любых гражданских прав), решивший обратиться за их защитой в государственные органы, часто даже не имеет представления о том, что кроется за конституционным правом на судебную защиту, закрепленным в статье 46 Конституции РФ. Это может проявиться в незнании того, что судебная власть – абсолютно самостоятельная ветвь власти, наряду с законодательной (она же – представительная) и исполнительной. Более того, судебная власть в ОПРЕДЕЛЕННОМ смысле стоит выше последних двух. Человек же, не имеющий четкого представления об этом часто с вопросом, который может и должен быть решен эффективно (насколько это возможно в нашей стране) судом, обращается к депутатам различных уровней, Президенту, Премьер-министру, чиновникам высокого уровня, в средства массовой информации и т.д. Наконец, он пришел к тому, от чего должно было начинать и обратился в соответствующий судебный орган. Но незнание устройства  всей системы этих органов, их “иерархии”, взаимоотношений приводит к тому, что он обращается в любой орган, который у него ассоциируется с судебной властью. Это неизбежно ведет к получению им отписок-разъяснений о необходимости обратиться “куда следует”, а иногда и к тому, что человек перескочил какую-либо инстанцию, в которой ему реально могли помочь, а теперь вернуться туда не представляется возможным.

            При всем при этом шансы на должное отношение со стороны чиновников от судебной власти к Вашему делу явно не увеличиваются и , если из всех Ваших «телодвижений» , что вы не имеете представления с кем и с чем имеете дело. В таком случае у недобросовестных представителей власти есть все основания полагать, что они останутся нми за волокиту с вашим делом. По английской пословице заранее предупрежденный есть заранее вооруженный. Так вот, если Вы будете заранее знать о судебной власти, что  она из себя должна представлять и что реально представляет хотя бы в общих чертах, вы будете иметь реальное оружие против злоупотреблений. Не случайно мы делаем акцент на устройстве судебной власти во всей цепи звеньев системы уголовного правосудия. Ибо только суд может в итоге вынести окончательное решение по Вашей судьбе. Кроме, того, будучи, все-таки, самым независимым и беспристрастным из всех органов, имеющих отношение к продвижению уголовного дела, суд представляет для всех граждан едва ли не “последний оплот справедливости”. Данная брошюра преследует цель дать практически полезные представления об устройстве системы уголовного правосудия  России в наиболее доступном виде для выходцев из разных социальных слоев,  с разным уровнем образования, которым такая информация необходима в силу крайне неудачно сложившихся для них жизненных обстоятельств (ограничения каких-либо прав и свобод, материальные затруднения, иные экстремальные условия жизни). Но кроме судов, о, эта система включает в себя и другие подсистемы и органы: дознание, следстви, прокуратуру, защиту. Все это – звенья одной цепи уголовного правосудия. Мы попытаемся кратко и доступно дать самую необходимую информацию о них.

            Из правозащитной практики мы пришли к выводу о необходимости доступной и не слишком объемной, ,но  содержательной информации для многих наших сограждан, которые в настоящее время ущемлены в правах.

            В одном правозащитном издании мы обнаружили  следующие слова: «Удивительно, но  за последние годы при большом выборе юридической литературы так и не появились вразумительные и грамотные руководства, позволяющие нашим согражданам быть хоть сколько-нибудь подготовленными к возможному интересу со стороны разных спецслужб. Поэтому все еще актуальными остаются рекомендации, написанные в давние годы советской власти…»

 

Устройство государственной власти в России и место в ней судебной власти

 

Любая власть в нашем случае – это государственная власть. Хоть мы и сказали, что для нашей темы судебная власть – центральное звено, но для того, чтобы понять, когда и как она работает в системе других звеньев уголовного правосудия, необходимо показать ее место среди этих звеньев – т.е. других властей, которые работают независимо друг от друга (не подчиняются друг другу). Этот принцип (разделения государственной власти) закреплен в статье 10 Конституции РФ.

 

            Сколько таких звеньев-властей всего в государстве? На схеме  1 показаны три «власти». Значит ли это, что в стране должны бороться между собой три силы, обладающие государственной властью? Нет! Государственная власть – одна. Просто она добровольно разделилась на три “ветви”, каждая из которых выполняет только свои функции. Так в истории человечества было не всегда. Как мы до этого дошли  и зачем это нужно, всем знать и понимать, может и не надо, . Это не столь важно. Сейчас важно это принять и поверить, как верят, что Бог триедин (признавая, что Бог открылся людям в единстве трех божественных личностей, мы вынуждены согласиться, что до конца понять и представить нам дано не всё). 

            Ни один самый высокий начальник из одной “ветви” не сможет приказать (на законном основании) даже самому маленькому чиновнику из другой на том лишь основании, что он “главнее”. Например, депутат (законодатель) хоть Государственной Думы, хоть городской не вправе, скажем, отменить решение начальника колонии (исполнителя) ни сам, ни приказать это сделать начальнику  (то есть приказать, то он и может, если глупый или совсем “зарвался”, но такой приказ не имеет юридической силы). Не может ни он, ни прокурор отменить и судебное решение. Кстати, этого не может и Президент. Суд же (ни Верховный, ни даже, Конституционный) не может отменить закон, принятый депутатами Государственной Думы. Этого не может сделать ни Премьер-министр, ни Президент, только сами депутаты, принявшие этот закон. Конституционный Суд может лишь признать этот закон (или какие-то статьи из него) не соответствующим Конституции и тогда никто не вправе этот закон применять. Но это не вовсе не равнозначно его отмене. И об этом хорошо знают юристы. Ни один суд в лице его чиновника самого высокого уровня не может отменить также решение ни министра, ни начальника ЖЭКа, ни решение депутатов любого уровня (либо приказать им что-то) только потому, что он находится “выше” в своей системе.

            Если эти власти независимы друг от друга, почему не получается, как в басне “Лебедь, рак и щука” (конечно, не всегда)? Что же тогда обозначают стрелки, исходящие от судебной власти к остальным властям? В чем же тогда особенная роль судебной власти вообще и в уголовном судопроизводстве в частности?

 

СХЕМА 1

 

Мы не случайно сказали, что суд не может обязать ни одного  чиновника из другой власти  что-либо исполнить в порядке подчиненности ему. Суду никто из них не подчинен в дисциплинарном (административном) порядке. Но все они и сама судебная власть подчинены ЗАКОНУ или Конституции.

Особое место или роль суда заключается в том, что только он может решить: по закону ли поступает кто-либо из ветвей власти (ее чиновники), простые граждане и вообще все, кто могут находиться в государстве.

Вы спросите: “Как же тогда Прокуратура или Президент смогут защищать Закон и Конституцию, если они не могут решать, соответствуют ли  ЗАКОНУ эти поступки или действия?” Раз они тоже призваны  защитить Закон, выходит - они не отличаются от суда?  Еще как отличаются. Все знают - сколько людей, столько мнений. Один решит, что он поступил по Закону, другой – наоборот. При этом оба могут даже сослаться на один и тот же закон, а иногда и на одну статью. Словом, получается - все правы или каждый не прав. Но так в государстве нельзя, ибо тогда будет беспорядок, а цель государства – блюсти порядок в отношениях между людьми.  Значит кто-то должен  решить – кто “правее”. Этот кто-то должен быть для этого умнее других, начитаннее, опытнее, рассудительнее, мудрее других. Рассудительность и суд – однокоренные слова. Почему вынести окончательное решение даже по самым сложным вопросам, когда кажется, что обе стороны по-своему правы может только суд? Потому, что суду сделать это правильно легче, т.к. судьи специально изучают не только сами законы, но и как, для чего, в какой общественной обстановке они были написаны, а значит - как их нужно понимать. Например, только для представителей судебной власти установлен возрастной ценз (не считая Президента, который не относится ни к одной из ветвей власти, но является гарантом Конституции, а значит и законности). Считается, что к достижению 25- летнего возраста человек получает достаточный жизненный опыт, чтобы адекватно оценить многие возникающие в человеческом обществе ситуации. Другими словами, суд и только суд может ТОЛКОВАТЬ Закон, потому что это очень непростое дело, нужно очень много знать из истории всего человечества и всех государств и законов. Ведь суд – специализированный орган, который не отвлекается ни на какие другие задачи, занят только одним делом – правосудием и не заинтересован в исходе дела, т.к. независим от других властей и разных людей. Пример: прокурор считает, что подсудимый совершил разбойное нападение, т.к. причинил потерпевшему телесные повреждения, угрожал, требовал сигареты, сорвал с него куртку. Подсудимый говорит, что преступления не совершал - была взаимная драка из-за  грубости потерпевшего в ответ на просьбу закурить, а куртка соскочила и порвалась в ходе драки. Суд все взвешивает и решает, что разбоя не было, но преступление было – хулиганство с обоих сторон. Это решение не сможет отменить ни прокурор (исполнительная власть), ни депутат (законодательная власть), принимавший УК, по которому судили. Только вышестоящий суд может его отменить или обязать суд пересмотреть дело.

Судебная власть –состоит  из трех основных элементов:

1. Суды так называемой общей юрисдикции (городские, районные, областные, краевые, республиканские, Верховный Суд РФ, военные всех уровней, мировые судьи);

2. Арбитражные суды;

3. Конституционный Суд.

К уголовному правосудию имеют отношение только суды общей юрисдикции. Только эти суды рассматривают уголовные дела и большую часть бытовых гражданских и административных дел. В системе же уголовного правосудия суды являются заключительной стадией продвижения дела.

На схеме 1 стрелками показаны возможности судебной власти воздействовать на другие власти, точнее на их поступки, действия. Это воздействие может быть только в виде судебных решений, определений, постановлений, приговоров, которые обязывают любое лицо в государстве (субъект права)  выполнить решение суда.

Так, суд на основании ЗАКОНА может отменить любое решение любого органа исполнительной власти (министерства, Правительства, отдельного чиновника) и обязать его выполнить любое действие. Суд общей юрисдикции (правда, соответствующего уровня) может отменить любое решение, будь то закон, постановление и т.д. любого органа законодательной власти, кроме Законов, принимаемых Государственной Думой. Закон Государственной Думы может быть признан неконституционным (по-существу, отменен) только Конституционным Судом. Этот Суд может повлиять на все ветви власти и на Президента, если признает их Законы, Постановления и Указы не подлежащими применению.

 Больше всего (три) стрелок-воздействий идет от судебной власти к исполнительной. Это значит, что все решения, принимаемые здесь, суды могут отменить, а всех чиновников из этой власти могут заставить поступить так, как признают нужным.

Меньше (две) стрелок-воздействий  от судебной к законодательной власти. Это значит, что не все решения не всех уровней этой власти может отменить обычный суд.

Меньше всего (одна) стрелок-воздействий от судебной власти – к Президенту, т.к. его Указы могут отменить только самые уполномоченные, высшие органы судебной власти, а не любой суд.

Воздействие судебной власти на остальные власти происходит, когда суд осуществляет свою основную функцию – ПРАВОСУДИЕ. Разные суды осуществляют разные виды правосудия. Так, Конституционный Суд – конституционное правосудие, арбитражные и общие суды – гражданское правосудие, общие суды – уголовное правосудие.

 

ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЕТ ИЗ СЕБЯ УГОЛОВНОЕ ПРАВОСУДИЕ

 

Уголовно-процессуальный кодекс - УПК РФ. Слово процесс можно перевести на русский язык как прохождение, последовательность действий. От того же корня происходит слово процедура (продвигаться), которое часто используется в уголовном правосудии в таком смысле: установленный законом порядок проведения тех или иных следственных или судебных действий.

Теперь нам легче будет понять, что такое УПК. Этот кодекс определяет задачи уголовного судопроизводства, его порядок в целом и на отдельных этапах (возбуждение уголовного дела, дознание, предварительное следствие, судебное следствие, обжалование судебных приговоров, и т.п.). Нормы УПК  определяют также права обвиняемого, его защитника, законного представителя, других участников уголовного процесса (потерпевшего, дознавателя, следователя, прокурора, судьи и т.д.).

Человек, оказавшийся в конфликте с уголовным правосудием, первым делом хватается за Уголовный кодекс. И это, как мы видели, совершенно оправдано. Поразительным кажется другое, большинство обвиняемых совершенно не интересуется Уголовно-процессуальным кодексом. Возможно, их пугает слово процессуальный. От него и в самом деле веет чем-то замогильным, напоминающим похоронную процессию. Но, как мы уже знаем, слово процесс связано с движением, а двигаться можно, как к «могиле», так и в обратном направлении. Обвиняемого, который не заглядывает в УПК можно сравнить с человеком, решившим отправиться в морское путешествие на паруснике, изучившим для этого  компас, но даже не поинтересовавшимся как устанавливаются паруса и действует руль. Многие думают, что это дело «рулевого» - т.е. адвоката. Но в отличие от рулевого на корабле, адвокат появляется в уголовном процессе эпизодически, кроме того, очень часто его первое появление происходит тогда, когда неуправляемый «корабль» потерпел «крушение» и помочь вам чем-то уже невозможно.

Одна интересная закономерность по поводу роли УПК отмечена разными людьми, достаточно авторитетными в вопросах практических взаимоотношений граждан с уголовным правосудием. Так, Александр Есенин-Вольпин пишет: «...особое значение для вас при допросе имеет не столько УК, сколько УПК...». Ему вторит Николай Щур в своих «Уроках выживания». У Валерия Абрамкина она нашла следующее образное выражение: «Человек, оказавшийся в конфликте с уголовным правосудием, первым делом хватается за Уголовный кодекс». И это, как мы видели, совершенно оправдано. Поразительным кажется другое, большинство обвиняемых совершенно не интересуется Уголовно-процессуальным кодексом. Возможно, их пугает слово процессуальный. От него и в самом деле веет чем-то замогильным, напоминающим похоронную процессию. Но, как мы уже знаем, слово процесс связано с движением, а двигаться можно, как к «могиле», так и в обратном направлении. Обвиняемого, который не заглядывает в УПК можно сравнить с человеком, решившем отправиться в морское путешествие на паруснике, изучившем для этого компас, но даже не поинтересовавшимся как устанавливаются паруса и действует руль. Многие думают, что это дело «рулевого» - т.е. адвоката. Но в отличие от рулевого на корабле, адвокат появляется в уголовном процессе эпизодически, кроме того, очень часто его первое появление происходит тогда, когда неуправляемый «корабль» потерпел «крушение» и помочь вам чем-то уже невозможно».

Теперь нам легче будет понять, что такое УПК. Этот кодекс определяет задачи уголовного судопроизводства, его порядок в целом и на каждой стадии (возбуждение уголовного дела, дознание, предварительное следствие, судебное следствие, обжалование судебных приговоров, и т.п.). Нормы УПК определяют права обвиняемого, его защитника, законного представителя, других участников уголовного процесса (потерпевшего, дознавателя, следователя, прокурора, судьи и т.д.).

Особенность уголовного процесса и самого УПК РФ заключается в том, что весь процесс, т.е. все правила, которые существуют в уголовном правосудии  сосредоточены в одной книжке - УПК. Ни суд ни прокурор ни следователь не должны руководствоваться никаким другим законом или правилами. Это - плюс. Минус - в том, что этот УПК очень несовершенен, противоречив и понять его так, как понимают те, кто вершит правосудие часто под силу только им самим, т.е. – юристам.

Однако, мы постараемся устранить эти недостатки, объяснив суть этого УПК.

 

 

ДОСУДЕБНЫЕ СТАДИИ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА: ДОЗНАНИЕ, ВОЗБУЖДЕНИЕ  УГОЛОВНОГО ДЕЛА И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛЕДСТВИЕ

 

Здесь мы не станем рассматривать вопросы, представляющие исключения из общих правил судопроизодства, но только наиболее общие правила. К таким «особенностям» относятся, например, дела частного обвинения, мировые судьи и т.п. За некоторыми изъятиями (чаще упрощениями), эти процедуры схожи с общими правилами. Кроме того, все, что связано с этими вопросами, представляет для граждан (их свободе, правам) гораздо меньшую опасность, т.к. связано с обвинением в преступлениях небольшой тяжести. А по таким преступлениям и наказание достаточно мягкое и соблазн для фальсификаций и злоупотреблений меньше.

Заглянем в оглавление УПК. С Части второй главы кодекса выстроены почти в том же порядке, в котором происходит движение в «бурном море» уголовного процесса. С этого места и нужно начать «плавание». Начинается оно с возбуждения уголовного дела (глава 20 УПК), решение о котором принимается либо органами дознания (глава 32 УПК) либо органами предварительного следствия (глава 22 УПК).

Содержание УПК, последовательность его разделов и глав во многом отражает последовательность продвижения уголовного дела, начиная с его возбуждения, т.е. вынесения следователем, прокурором или другим уполномоченным лицом соответствующего постановления (гл. 8 УПК). До этого момента любая деятельность органов не вписывается в УПК, а значит не имеет прямого отношения к уголовному судопроизводству. При этом под судопроизводством понимаются и досудебные стадии уголовного процесса, когда следователь либо дознаватель проводит предварительное расследование, облегчая задачу суду. В ходе предварительного следствия в основном собираются доказательства, уличающие или оправдывающие обвиняемого.

Эти стадии уголовного процесса (дознание и предварительное следствие) называются досудебными потому что, следователь либо дознаватель проводят лишь предварительную работу, как бы облегчая задачу суду. Поэтому само следствие и называется предварительным. В ходе его исследуются обстоятельства, относящиеся к совершенному преступлению, собираются доказательства уличающие (или оправдывающие) обвиняемого. При этом между дознанием и следствием с момента, когда уголовное дело уже возбуждено имеются такие незначительные расхождения, что в данной брошюре не стоит на них подробно останавливаться. Поэтому следователь и дознаватель с момента возбуждения уголовного дела для нас будут эквивалентными понятиями.

Дознавателями в чистом виде являются сотрудники милиции, собирающие предварительный материал (заявления, сообщения, объяснения, данные оперативно-розыскной деятельности, справки) из которого должны быть сделаны выводы о наличии, либо отсутствии оснований для возбуждения уголовного дела. Это – в первую очередь сотрудники уголовного розыска, участковые и т.п. Кстати, объяснения, полученные дознавателями до возбуждения уголовного дела не могут быть приняты судом в качестве доказательств, а следственные действия, результаты которых могут являться доказательствами в суде, и иные процессуальные действия, предусмотренные УПК РФ производятся только после возбуждения уголовного дела.  Исключение составляют – осмотр и освидетельствование (ст.176 и ст.179 УПК РФ). Но и их могут  проводить только следователь или дознаватель (и.о. дознавателя). Кстати, если протокол осмотра (освидетельствования) будет составлен лицом, не являющимся следователем (дознавателем, и.о. дознавателя) (а это бывает), то возбуждение уголовного дела в этом случае будет гарантированно незаконным, т.к. сам протокол не будет иметь юридической силы.

Постановление о возбуждении уголовного дела выносит следователь либо дознаватель. В постановлении указывается дата возбуждения уголовного дела. Обвиняемому эту дату надо обязательно запомнить (лучше записать). С этого момента и начинается уголовный процесс. Точнее – может начаться, если постановление никто не отменит.

Возбуждение уголовного дела означает, что действие или поступок, о котором стало известно органу дознания или следствия эти органы считают преступлением. Иногда информации, поступившей в этот орган недостаточно, тогда  его сотрудники  принимают меры к проверке этой информации: получают от разных очевидцев и других лиц объяснения, посылают запросы, получают справки о состоянии здоровья, телесных повреждениях, проводят оперативно-розыскные мероприятия, проводят осмотр места происшествия с составлением протокола и немедленным возбуждением уголовного дела. В зависимости от успешности этих дополнительных мер либо выносится постановление о возбуждении уголовного дела, либо об отказе в его возбуждении.

 

 

Но мы не напрасно говорили, что окончательное решение – за судом. В случае с уголовным делом - тоже. Во-первых, даже когда дело после следствия с обвинительным заключением попадет в суд, это не значит, что действие действительно является преступлением. Суд, при постановлении приговора решает наряду с остальными вопросами: преступление ли то, что описано в обвинительном заключении и в деле (п.3 ч.1 ст.299 УПК РФ). Суд, приняв дело, на любой стадии может решить, что это действие не является преступлением (ст.ст. 24, 27, 73, 254 УПК РФ). Кроме того, постановление о возбуждении уголовного дела можно сразу же обжаловать не только прокурору, руководителю следственного органа, но и в  суд, как и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Вообще, обжаловать в суд можно любое постановление как дознавателя, следователя, так и прокурора (и не только постановление, но и просто действия, если вам саму бумагу не выдали).

Если же все обжалования не дали желаемого результата - возбужденное дело попадет к следователю или дознавателю. С этого момента УПК начинает работать на полную катушку, т.к. вы не можете именоваться ни очевидцем, ни  каким другим “названием”, а только так, как предусмотрел УПК (потерпевший, свидетель, подозреваемый, обвиняемый и т.д.). Никаких объяснений, актов и т.п. здесь составлять не допускается. Здесь кругом протоколы, составлять которые может только тот человек, к которому поступило возбужденное дело (выносится постановление о принятии его к производству), либо кто сам его возбудил. Вы спросите: “А как же получается, что в деле бывает масса бумаг за подписями других людей?” Правильно, почти во всех делах после их возбуждения можно найти протоколы, составленные разными следователями и другими сотрудниками. Для этого должна быть создана следственная группа. Следователь может и без такой группы дать поручение органу дознания провести определенные следственные действия (и оперативно-розыскные мероприятия) по делу. Органом же дознания, согласно ст.40 УПК РФ, является не Уголовный розыск, не участковые инспектора и т.п., а органы внутренних дел РФ вообще, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности  – т.е. такое поручение д.б. направлено начальнику органа внутренних дел (ОВД, УВД, о/м, ЛОМ («линейка») и т.д.) или иного соответствующего органа исполнительной власти, в котором имеется много других следователей и неследователей (дознавателей). Но только следователь, назначенный руководителем следственного органа или дознаватель (и.о. дознавателя), назначенный начальником органа дознания для выполнения такого поручения другого следователя (дознавателя), ведущего дело может проводить любые следственные действия (ч.1 ст.152 УПК РФ). Оперативники могут проводить оперативно-розыскные мероприятия. На практике же поручения о производстве отдельных следственных действий в основном выполняют оперативные сотрудники, не являющиеся следователями, однако, в этом случае в протоколе соответствующего следственного действия должно быть указано, что оно произведено и.о. дознавателя (оперативник назначается и.о. дознавателя соответствующим приказом), в противном случае, имеются все основания полагать, что такое следственное действие не имеет юридической силы.

Далее.

В соответствии с ч.3 ст.49 УПК РФ, защитник участвует в уголовном деле:

1) с момента вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2-5 настоящей части;

2) с момента возбуждения дела в отношении конкретного лица;

3) с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях:

а) предусмотренных статьями 91 УПК РФ (Основания задержания подозреваемого) и 92 УПК РФ (Порядок задержания подозреваемого);

б) применения к нему в соответствии со ст.100 УПК РФ (избрание меры пресечения в отношении подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу;

31) с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 2231 УПК РФ (Уведомление о подозрении в совершении преступления);

4) с момента объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы;

5) с момента начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления. 

Возбуждение уголовного дела всегда связано с ограничениями прав и свобод человека, который привлекается к уголовной ответственности, даже если этот человек ещё не помещён в ИВС, СИЗО. Даже хотя бы потому, что этого человека доставили или обязали явиться в милицию. В связи с этими ограничениями, человек нуждается в дополнительных гарантиях соблюдения его остальных прав, дабы компенсировать это положение. Статья 47 УПК РФ устанавливает такие права, которых нет ни у кого, кроме обвиняемого, статья 46 УПК РФ устанавливает права подозреваемого. Ознакомьтесь с ними. В этом вопросе есть много существенных нюансов. Кроме того, право не свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников гарантировано ст. 51 Конституции РФ. Это право гарантировано не только подозреваемому  и обвиняемому, а абсолютно любому лицу (в том числе и потерпевшему и свидетелю).  Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания (например, адвокаты, священнослужители). Подозреваемый и обвиняемый могут вообще не давать никаких  показаний, что подтверждено требованиями п.2 ч.4 ст.46, п.3 ч.4 ст.47 УПК РФ.  Согласно ч.5 ст.172 УПК РФ следователь обязан разъяснить обвиняемому его права под роспись. Однако, часто бывает, что человека допрашивают в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые могут уличать его в совершении преступления. Бывает и разъединение многоэпизодных дел с несколькими соучастниками, в результате чего обвиняемые по одним эпизодам “преподносятся” свидетелями по другим эпизодам. Наша позиция и позиция Пленума ВС РФ по таким вопросам однозначная – независимо от того, как вас решил называть следователь (для собственного удобства), вы и ваши близкие можете не давать показаний не потому, что Вы – обвиняемый или подозреваемый, а потому, что вы считаете, что эти показания могут быть использованы против Вас, т.е. на основании ст. 51 Конституции РФ. Ни один суд не привлечет вас за это к уголовной ответственности.

Следует отдельно сказать, что защищать по уголовному делу может не только адвокат. Так, согласно ч.2 ст.49 УПК РФ, в качестве защитников допускаются адвокаты. По определению и постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

Это обстоятельство немаловажно в наших условиях. Ведь оплата качественной, самоотверженной работы и реальной помощи адвоката не по плечу подавляющему большинству россиян. Что же касается родственников, они в основном работают не за гонорар, а за совесть. Но и с адвокатом, особенно, назначенным бесплатно или не проявляющем большой активности по делу, будет отнюдь не лишним, хотя бы на стадии судебного рассмотрения дела, близким людям находиться в курсе всех событий и данных по делу непосредственно из его материалов. А между тем, мало кто догадывается об этой возможности выступать защитником.

Так как вся «следственно-дознавательная» кухня регламентирована по всем направлениям, время – не исключение. Действительно, формально время на следствие достаточно жестко ограничено. По общему правилу следствие должно быть закончено в установленные законом сроки (ст.162 УПК РФ), а именно, в срок, не превышающий 2 месяцев со дня возбуждения уголовного дела. Срок дознания установлен ч.3 ст. 223 УПК РФ, согласно которой, дознание производится в течение 30-ти суток со дня возбуждения уголовного дела. При необходимости этот срок может быть продлён прокурором до 30-ти суток.

Однако, мы не случайно сказали, что ограничения эти формальны. Теоретически эти сроки могут быть растянуты до бесконечности. Например, срок предварительного следствия может быть продлён руководителем следственного органа по субъекту РФ и иным приравненным к нему руководителем следственного органа, а также их заместителями до 12 месяцев. В исключительных случаях допускается дальнейшее продление срока предварительного следствия, которое может быть произведено Председателем Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководителем следственного органа соответствующего федерального органа исполнительной власти (при федеральном органе исполнительной власти) и их заместителями. Срок дознания может быть продлен прокурорами района, города, приравненным к ним военным прокурором и их заместителями до 6 месяцев. В исключительных случаях, связанных с исполнением запроса о правовой помощи в порядке, предусмотренном статьей 453 УПК РФ (а проще говоря – «международного поручения»), срок дознания может быть продлён прокурором субъекта РФ и приравненным к нему военным прокурором до 12 месяцев. 

А если к этому арсеналу растягивания добавить такой процессуальный инструмент, как приостановление производства по делу, то об ограниченных сроках следствия можно говорить весьма условно. При этом, приостановление часто применяется вообще «на неопределенный срок» - до устранения препятствий, послуживших основанием для приостановления. Например, до установления лиц, подлежащих привлечению к уголовной ответственности, до окончания какой-либо экспертизы и т.д. Совершенно очевидно, что даже теоретически, сроки приостановления, а значит и самого следствия, являются открытыми. Обычно, надзирающие органы придирчиво относятся к формальному соблюдению сроков. Нередко, отменяют и незаконные приостановления. Но когда есть заинтересованность не доводить дело до суда, приостановление – универсальное средство. Своего рода «панацея» для поддержания коррупции.

Почти то же самое можно сказать и о сроке содержания под стражей. Ст.ст. 109, 224 УПК РФ и установлены предельные сроки содержания под стражей. Так, согласно ч.3 ст.109 УПК РФ срок содержания под стражей свыше 12 месяцев может быть продлен до 18 месяцев лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений. Дальнейшее продление срока возможно до момента окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления прокурором уголовного дела в суд, но при соблюдении условия, предусмотренного ч.5  этой же статьи. Согласно же ч.6, если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защитнику позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей (как установлено ч.5), обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняемым и его защитником сохраняется право на ознакомление с материалами уголовного дела. Это – что касается предварительного расследования. Согласно ч.2 ст.255 УПК РФ, если заключение под стражу избрано подсудимому в качестве меры пресечения, то срок содержания его под стражей со дня поступления уголовного дела в суд и до вынесения приговора не может превышать 6 месяцев, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей данной статьи. Так, согласно ч.3 ст.255 УПК РФ, суд, в производстве которого находится уголовное дело, по истечении 6 месяцев со дня поступление уголовного дела в суд, вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей. Хотя продление срока содержания под стражей допускается только по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях и каждый раз не более чем на 3 месяца. Согласно ч.4 ст.255 УПК РФ, решение суда о продлении срока содержания подсудимого под стражей может быть обжаловано в кассационном порядке. Обжалование не приостанавливает производство по делу. Как видно, предельный срок содержания под стражей по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях УПК РФ не установлен и ограничен лишь «разумными сроками» (Постановление Конституционного суда РФ от 22.03.2005 № 4-П). 

 

Все сведения и доказательства по совершенному преступлению оформляются в виде документов и собираются в папку, которая так и называется «УголовноеделоN .......». Но как уже говорилось раньше, данных документов, бумаг в деле может быть много, адоказательствами из них являются лишь те, что соответствуют процедуре или порядку, прописанному в УПК, потому что доказательства могут быть получены лишь в результате определенных в УПК действий следователя. Они так и называются – следственныедействия. Поэтому различные заявления, объяснения, акты, даже содержащие сведения, подтверждающие выводы следствия о наличии состава преступления и виновности человека, ни один суд не примет в качестве доказательства (хотя исследовать их обязан) Конечно, без них невозможно себе представить деятельность органов по раскрытию преступлений (иначе и дело возбудить невозможно). Но после возбуждения уголовного дела все сведения, содержащиеся в этих документах, необходимо переоформлять. Например, допрашивать гражданина составляя протоколдопроса, чтобы закрепить сведения, содержащиеся в полученном от него объяснении, или оформлять протоколвыемкипредметов, которые были изъяты оперативниками, например «актом изъятия» и находятся у них. Однако чтобы произвести выемку, нужно вынести постановление о ее производстве. Затем после производства выемки предметы необходимо осмотреть, оформив протокол осмотра предметов, а затем вынести постановление о признании и приобщении их к делу в качестве вещественных доказательств. Чтобы закрепить в качестве доказательств сведения из какого-либо акта исследования (медицинского, криминалистического, химического и т.д.) необходимо вынести постановление о проведении соответствующей экспертизы (судебно-медицинской, криминалистической, физико-химической и т.д.) и затем получить заключение эксперта. Не самое лучшее средство защиты (хотя и самое распространенное среди неподготовленных граждан), когда обвиняемый начинает менять показания, оформленныенадлежащимобразом или отказываться от показаний, данных им ранее. Все это суд воспринимает только как желание уйти от ответственности и косвенное доказательство неправдивости обвиняемого вообще. Другое дело, если анализируя сказанное им ранее или свои действия на «допроцессуальной стадии», человек обнаруживает свои просчеты, ошибки, неточности и старается исправить их. В таком случае пусть вас никто не пугает и не смущает «противоречиями» и расхождениями ваших показаний, данных на допросе с теми, что записаны в объяснении, или тем, что в акте изъятия или личного досмотра было указано, что наркотики нашли у вас в кармане, а теперь вы говорите, что вам их «подложили» или «подбросили». Или то, что раньше вы не указали, что понятых на самом деле не было или их пригласили позже, а теперь в протоколе допроса вы ссылаетесь на это и т.д. Ведь на самом деле одно другому не противоречит, а лишь уточняет, дополняет или исправляет. Будет неплохо, если вы одной-двумя фразами обмолвитесь о том, почему не указали об этом сразу (например, находился в состоянии шока, вас торопили, подгоняли, оказывали иное давление и т.п.).

(врезка) Такимобразом, порядокпроизводствакаждогоследственногодействияустанавливаетсяконкретнойстатьей (илинесколькимистатьями) УПК. Так, еслиУПКнепредусмотрелобъяснениявкачестведоказательства, тонетипроцедурыегооформления. Переченьвозможныхследственныхдействийисчерпывающий. Вслучае, еслипорядок, установленныйУПК, следователемнарушен, доказательстводолжносчитатьсянезаконныминеможетбытьположеносудомвобоснованиевыводаовиновности (т.е. нанегозапрещеноссылатьсявприговоре).

Примеров таких нарушений слишком много, чтобы их перечислять (не указано или неверно указано число время или место составления, должность составившего, нет чьей-либо подписи и т.д.). Вамследуетвнимательночитатьиперечитыватьстатьи 166, 174, 180, 190 УПК РФ, замечать нарушения правил и стараться их зафиксировать, исключив возможность исправлений «задним числом» (например при выполнении ст.217 и при подготовке к судебному рассмотрению, вашему защитнику предоставлена возможность не только читать все дело, но и делать из него любые выписки и даже ксерокопировать или фотографировать его). Правда, в судах, милиции и т.п. могут не разрешить пользоваться ксероксом, например, в связи с отсутствием лишних розеток или неисправностью проводки и т.д. В этом случае нужно проявлять настойчивость и последовательность действий (делать письменные заявления и жалобы).

Конечно, нередко не то, что ксерокса, а и никаких кодексов у человека при себе нет и узнать правильно ли действует или действовал следователь во время допроса, обыска, очной ставки – невозможно.

 

(врезка) ВНИМАНИЕ!

ВыимеетеправоознакомитьсясостатьямиУПКовашихправахиолюбомследственномдействиидоегоначала. Кодексуследователядолженбытьссобой. Убедитесь, чтопередвамипоследняяредакцияУПКРФсовсеминововведенияминаданныймомент. Справитьсяобэтомможноуадвокаталюбойюридическойконсультации. Еслиестьсомненияв «свежести» редакции, укажитевпротоколесобственноручноредакциюУПКследователя (датупоследнихизмененийвнем).

 

(врезка) РЕКОМЕНДАЦИИ

Быстронайтинужноеместоможнопооглавлению. Ещелучшезапомнить, гдепримернорасположенынекоторыестатьиУПК. Всеосновныесведения, необходимыевамвпериодпредварительногорасследования, имеютсявглавахспятой (РазделII) по 32-ю. Статья 47 обосновныхправахобвиняемогорасположенавглаве 7-ойвторогораздела. Тамжевыможетепрочестьобучастиивделезащитникастатьи 49-53 УПК. Полномочияследователя - статья 38, руководителяследственногоорганаст.39, дознавателяст.41, обстоятельства, исключающиеучастиесудьипрокурора, следователя, дознавателявпроизводствепоуголовномуделу, порядокихотводаст.ст. 61-62, порядоквашихходатайствижалоб - разделпятый (главы 15-16).

Порядокпроведенияосновныхинаиболеечастопроводимыхследственныхдействийизложенвглавахс 23-йпо 27-ювключительно.

Каждоеследственноедействиесопровождаютсяоформлениемпротокола. Впротоколепреждевсегоимеетсяназваниепроводимогоследственногодействия. Например: “Протоколдопросаобвиняемого”, “Протоколобыска”, “Протоколочнойставкиит.п. Далеевпротоколеуказаноместо, дата, началоиокончание, лица, которыеучаствоваливследственномдействии. Изложеныисутьпроизводимыхдействий, ихрезультаты. Протоколдолженбытьподписанвсемиегоучастниками (напримерследователем, обвиняемым, понятымиит.п.). Крометого, вкаждомпротоколе, заполняемомследователем, вкаждомегопостановленииимеютсяссылкинаопределенныестатьиУПК, которыевампомогутнайтинужноеместовУПКипроверить, соответствуетлито, чтоделаетследовательтому, чтотребуетотнегозакон.

 

Однако просто наличие под рукой УПК далеко не всем и всегда может помочь. Из собственного опыта знаем, что далеко не все сотрудники милиции, уголовного розыска и т.д., не только хорошо ориентируются в содержании УПК, но и заглядывают в этот кодекс очень редко. Тем более, правильно понимать и пользоваться им сложно, особенно для впервые столкнувшихся с правосудием. Мы лишь вкратце попытаемся обратить внимание на некоторые основные положения УПК.

Для того, чтобы подготовиться к допросу, очной ставке и выбрать тактику поведения, советуем вам более внимательно ознакомиться с содержанием приложения 1.

Влюбомслучае, еслипредварительноеследствие (дознание) носитпредвзятыйхарактер, обовсехобнаруженныхнарушенияхнаэтойстадиилучшенеделитьсясоследователемидажепрокурором, адождаться, когдаделопопадетвсуд.

До этого с делом должны ознакомиться Вы (следователь выполняет ст.217 УПК). Причем, не так, как во время следствия, когда вы можете ознакомиться с постановлениями, которые касаются лично вас и с протоколами, которые составлены с вашим участием (кстати, эти документы вы и ваш защитник можете потребовать для ознакомления в любое время, независимо от того, что вы их подписали непосредственно после составления). После завершения следствия следователь должен предоставить в ваше распоряжение все дело на неограниченный срок (конечно, если вы не будете его сознательно затягивать).

Он должен составить протокол о предъявлении вам дела для ознакомления, в котором вы должны отражать график ознакомления по дням и листам. В принципе, следователь может вас ограничить во времени, если вы явно затягиваете время (ч.3 ст.217 УПК) на основании судебного решения. Однако, суд часто компенсирует эти жесткости следствия и предоставляет возможность продолжить ознакомление (по жалобе в порядке ст. 46 Конституции РФ или при поступлении дела в суд – по ходатайству).

Знакомиться с делом вы вправе раздельно или совместно с защитником (ч.1 ст.217 УПК).

Как в ходе ознакомления, так и после него, при составлении протокола объявления об окончании предварительного следствия, и вообще в ходе самого следствия, вы вправе заявлять письменные и устные ходатайства о дополнении следствия, проведении других следственных действий. Лучше, если эти ходатайства будут письменные, короткие, обоснованные, составленные с помощью адвоката, сданные следователю под расписку. Тогда он должен будет постараться объяснить в постановлении об отказе в дополнении причину.

 

(врезка) ВНИМАНИЕ!

Никогданеподписывайтепротоколнеглядя, нечитая. Передтем, какподписатьпротокол, ознакомьтесьсегосодержанием. Обязательновнимательноинеспеша (еслинужно, неоднократно) прочитайтеего, задайтеследователюлюбые, имеющиесяувасвопросы. Вслучае, когдавызаметилинеточностиилиискажения, потребуйтевнесениявпротоколвашихзамечаний. Еслиследовательпрепятствуетвэтом, вамследуетотказатьсяотподписи.

Приотказеотподписивамдолжнабытьпредоставленавозможностьписьменно (впротоколе) объяснитьпричинуотказаиспользуйтеее! Вобъяснениивыможетенаписать: отказываюсьотподписи, потомучтоследовательнедалмнезанестисвоизамечаниявпротокол. Еслииэтогонесделано, влюбомслучае, протоколбезвашейподписи (дажезаверенныйподписямипонятых) лучшенеправильногопротокола.

Предположим, выпоняли, чтобылидопущенынарушенияприпроизводствеследственныхдействий, ужепослеихпроведения. Вэтомслучаелучшевсегопосоветоватьсясадвокатом - вместевыточнееопределите, какиспользоватьсведенияобэтихнарушенияхдальше. Крометого, насудевыможетерассказатьобовсехнарушениях, которыеимелиместоприпроведениипредварительногоследствия. Этоможетпривестикисключениютехилииныхдоказательствизрассмотрения.

 

В любом случае, если предварительное следствие (дознание) носит предвзятый характер, обо всех обнаруженных нарушениях на этой стадии лучше не делиться со следователем и даже прокурором, а дождаться, когда дело попадет в суд.

До этого с делом  должны ознакомиться Вы (следователь выполняет ст.217 УПК). Причем, не так, как во время следствия, когда вы можете ознакомиться с постановлениями, которые касаются лично вас и с протоколами, которые составлены с вашим участием (кстати, эти документы вы и ваш защитник можете потребовать для ознакомления в любое время, независимо от того, что вы их подписали непосредственно после составления). После завершения следствия следователь должен предоставить в ваше распоряжение все дело на неограниченный срок (конечно, если вы не будете его сознательно затягивать).

Он должен составить протокол о предъявлении вам дела для ознакомления, в котором вы должны отражать график ознакомления по дням и листам. В принципе, следователь может вас ограничить во времени, если вы явно затягиваете время (ч.3 ст.217 УПК) на основании судебного решения. Однако, суд часто компенсирует эти жесткости следствия и предоставляет возможность продолжить ознакомление (по жалобе в порядке ст. 46 Конституции РФ или при поступлении дела в суд – по ходатайству).

Знакомиться с делом вы вправе раздельно или совместно с защитником (ч.1 ст.217 УПК).

Как в ходе ознакомления, так и после него, при составлении протокола объявления об окончании предварительного следствия, и вообще в ходе самого следствия, вы вправе заявлять письменные и устные ходатайства о дополнении следствия, проведении других следственных действий. Лучше, если эти ходатайства будут письменные, короткие, обоснованные, составленные с помощью адвоката, сданные следователю под расписку. Тогда он должен будет постараться объяснить в постановлении об отказе в дополнении причину.

 

На стадии  объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных пунктом 1 части третьей статьи 31 УПК РФ имеет право заявить ходатайство о рассмотрении его дела судом присяжных.

 

НАПРАВЛЕНИЕ ДЕЛА С ОБВИНИТЕЛЬНЫМ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ В СУД

 

На этой стадии вы имеете дело только с прокуратурой. Но стадия эта самая непродолжительная и часто сводится к формальному утверждению составленного следователем обвинительного заключения. Теоретически прокурор (в течение 10 суток) может принять любое из решений, указанных ниже (ч.1 ст.221 УПК РФ):

1) об утверждении обвинительного заключения и направлении уголовного дела в суд;

2) о возвращении уголовного дела следователю для производства дополнительного следствия, изменения объема обвинения либо квалификации действий обвиняемых или пересоставления обвинительного заключения и устранения выявленных недостатков со своими письменными указаниями;

3)о направлении уголовного дела вышестоящему прокурору для утверждения обвинительного заключения, если оно подсудно вышестоящему суду.

            Согласно части 2 ст.221 УПК РФ, установив, что следователь нарушил требования части пятой статьи 109 УПК РФ (об этих требованиях говорилось выше), а предельный срок содержания обвиняемого под стражей истек, прокурор отменяет данную меру пресечения.

 

(СХЕМА 2)

 

Чтобы принять одно из этих решений прокурор проверяет по делу обстоятельства, которые указывают о возможности или невозможности  (готовности или неготовности) рассмотрения дела в суде. Однако, максимум, на что можно рассчитывать со стороны прокурора – что он временно забракует дело, обнаружив недоработки следствия, которые помешают вас осудить и указав на них следствию. После этого ваши шансы на успех в суде явно не увеличиваются. Ведь прокуратура до сих пор объединяет в себе две функции, которые далеко не всегда возможно совместить: осуществляет от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия.

Независимо от эффективности такого прокурорского контроля за следствием и дознанием, не использовать эту стадию было бы неправильно, а посему, нужно представлять себе структуру и полномочия органов прокуратуры вообще, тем более, что аналогичную структуру имеют все органы исполнительной власти (правоохранительные органы – милиция в том числе).

 

(СХЕМА 3)

 

На этой стадии нужно руководствоваться ст.ст.221-222 УПК РФ. Действия прокурора могут быть обжалованы вышестоящему прокурору и в суд.

После утверждения обвинительного заключения прокурор направляет уголовное дело в суд, о чем уведомляет обвиняемого, его защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и (или) представителей и разъясняет им право заявлять ходатайство о проведении предварительного слушания.

Копия обвинительного заключения с приложениями вручается прокурором обвиняемому.

 

 

ВРЕЗКА: ВНИМАНИЕ! На стадии объявления обвиняемому об окончании предварительного следствия и предъявлении для ознакомления всех материалов дела обвиняемый в совершении преступлений, предусмотренных пунктом 1 части третьей статьи 31 УПК РФ имеет право заявить ходатайство о рассмотрении его дела судом присяжных.

 

А. ЕСЕНИН-ВОЛЬПИН:

«ПАМЯТКА ДЛЯ ТЕХ, КОМУ ПРЕДСТОЯТ ДОПРОСЫ»

 

«Вольпин, математик (как говорят знающие люди, очень крупный математик), философ и поэт, был одним из самых первых и самых энергичных пропагандистов правового под¬хода к общественным коллизиям. Это он был основным организатором митинга 5 де¬кабря 1965 года на Пушкинской. Доскональное знание законов и четкий логический ум делали Вольпина практически неуязвимым для обычного уголовного правосудия...» (Из книги Сергея Ковалева «Полет белой вороны».)

 

Каждого могут неожиданно вызвать на допрос, а значит, каждый... должен готовиться к этому. Бывают самые различные допросы - допрашивают обвиняемых, арестованных и неарестованных, допрашивают свидетелей, допрашивают и просто так, на всякий случай. Допрашивают по поводу действительных преступлений и по поводу поступков, совершенно непредусмотренных уголовным кодексом. Допрашивают следователи, но не только они - полуофициальные и вовсе неофициальные беседы... - такие беседы часто мало отличаются от допросов. Перед допрашиваемым возникает много сложных вопросов - как держать себя, чтобы не ухудшить положение, ведь если допрашивают - значит, уже плохо. Одни больше беспокоятся за самих себя и своих близких, другие на этот счет спокойны, но боятся взять грех на душу или повредить друзьям. Во время допроса поздно начинать определять свою позицию и вырабатывать линию поведения - тот, кто допрашивает, знает свое дело и должен уметь переиграть неподготовленного. Поэтому, если вы опасаетесь, если только можно его опасаться, готовьтесь к нему заранее.

Готовьтесь прежде, чем совершатся поступки, которые могут привести к вашему допросу. Иначе вы с самыми лучшими намерениями можете запутаться и предать тех, кого не хотите. Если вас все-таки застали врасплох - лучше всего не торопиться с ответами, отказаться отвечать в тот день и выиграть время для подготовки...

Всегда перед возможным вызовом на допрос постарайтесь оценить событие, о котором вас будут допрашивать, с юридической точки зрения... возьмите уголовный кодекс... и найдите в нем те статьи, которые относятся к рассматриваемому случаю.

Но особое значение для вас при допросе имеет не столько УК, сколько УПК Вот что вам надлежит знать прежде всего:

 УПК регулирует лишь допросы, производимые на следствии и в суде. Все прочие допросы (в парторганизации, в спецчасти учреждения или просто в неизвестной обстановке) - это беседы; причем закон ни для кого не устанавливает ответственности за отказ от ответов на этих беседах.

 Уголовная ответственность за отказ или уклонение от дачи показаний - исправительные работы (т.е. вычеты из зарплаты до 20%), или штраф до 50 руб., или общественное порицание (ст. 182 УК) [2]. Уголовная ответственность за дачу заведомо ложных показаний - лишение свободы на срок от одного года или исправительные работы на тот же срок (ст. 181 УК) [3]. Эта ответственность установлена лишь для свидетелей и потерпевших. В частности, обвиняемый от нее свободен (право как угодно отвечать на вопросы или не отвечать на них вовсе входит в его право на защиту).

 Перед допросом следователь разъясняет свидетелю (ст. 158 УПК) его обязанность и предупреждает об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, о чем делается отметка в протоколе, которая удостоверяется подписью свидетеля (ст. 158 УПК). Следовательно, до тех пор, пока свидетель не предупрежден об этой ответственности, допрос еще не начался и он не обязан отвечать.*

*(Есенин-Вольпин писал это в 70-х годах, когда советскому уголовному праву не было известно о «праве не свидетельствовать против себя». Еще до принятия нового УПК 2003 года Конституционный Суд РФ признал обязательным предупреждать допрашиваемого или опрашиваемого о его праве в соответствии со ст.51 Конституции не свидетельствовать против себя самого и своих родственников, а с 2003 года эта обязанность прямо предусмотрена самим УПК.  По-сути, это правило вводит свидетельский иммунитет от уголовной ответственности за отказ от дачи показаний для любого гражданина. Ведь определять что может, а что не может повредить интересам свидетеля или его близких должен для себя сам свидетель. Хотя здесь можно ставить вопрос о злоупотреблении правами. Но вопрос этот пока возникает больше теоретически.)

 В начале допроса следователь устанавливает отношения свидетеля к обвиняемому и потерпевшему и выясняет другие необходимые сведения о личности допрашиваемого. Допрос по существу дела начинается предложением свидетелю рассказать все ему известное об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван на допрос: после рассказа свидетеля следователь может задать ему вопросы. Наводящие вопросы не допускаются (ст. 158 УПК). Мы должны запомнить этот порядок - если он будет как-либо нарушен, то это не допрос, и у вас могут появиться законные, обоснованные в соответствии со ст. ст. 13 и 14 УК [4] основания, к отказу от дальнейшего участия в этом «допросе».

 Свидетель (потерпевший, см. ст.ст. 74, 75 УПК) обязан явиться на допрос и дать правдивые показания, т.е. сообщить все известное ему по делу и ответить на поставленные вопросы (ст.73 УПК). Уклонение от этой обязанности является преступлением, если они не совершаются в состоянии необходимой обороны (ст. 13 УК) [4] или крайней необходимости (ст. 14 УК) [4].**

**(Это правило также действует с учетом примечания*  выше).

 В суде пределы разбирательства устанавливаются ст. 254 УПК, согласно которой разбирательство производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду.

В ходе дознания и предварительного следствия, а также при разбирательстве в суде подлежит доказыванию: событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства), виновность обвиняемого и его мотивы, обстоятельства, влияющие на степень и характер ответственности и характеризующие личность, характер и размер ущерба, причиненного преступлением, и способствовавшие его совершению (ст. 68 УПК). Подлежат установлению, как эти обстоятельства, так и те, которые нужны для их доказывания.

Не может быть по закону он допрошен и о лицах, не привлекаемых к ответственности и не участвовавших в совершении преступления, за исключением потерпевших, хотя вопросы о присутствии такого-то лица на месте преступления или подготовки к нему и т.п., конечно, могут быть заданы.

Если лицо, производящее допрос, выйдет своими вопросами за эти пределы, у вас могут появиться законные основания к уклонению от ответов (ст.ст. 13,14 УК) [4].

 Право собственноручного написания своих показаний принадлежит как обвиняемому (ст. 152 УПК), так и свидетелю (ст. 160 УПК). Это относится к дознанию и предварительному следствию - на суде все разбирательство происходит устно (ст. 240 УПК), но отражается в протоколе, который ведет секретарь. (Свидетелю закон, к сожалению, не предоставляет права проверки правильности занесения в протокол его показаний на суде.)

Ясно, впрочем, что свидетель не может быть наказан только за то, что с самого начала, отказавшись от дачи устных показаний, изъявит желание давать их в письменной форме.

Закон не обязывает свидетеля подписывать те слова, которые приписывает ему следователь. Поэтому, если допрашиваемый - как обвиняемый, так и свидетель - проявит настойчивость, то ему будет предоставлена возможность собственноручной записи своих показаний (о чем будет сделана отметка в протоколе), но вопросы следователя будет записывать он сам. Это право (в УПК оно названо «возможностью»), не входит в перечень тех прав, о которых следователь обязан сообщить обвиняемому (ст. 149 УПК) или свидетелю.

Оно имеет важное психологическое значение - прежде всего потому, что гораздо проще добиться того, что допрашиваемый в минуту слабости поставит свою подпись под ранее записанным текстом, чем того, чтобы он сам написал, а затем подписывал этот текст. Записывая свои показания собственноручно, вы постараетесь тщательно выбирать выражения, но вы лишены этой возможности, если за вас запись ведет другое лицо. Не надейтесь на то, что следователь запишет ваши слова дословно. Это, между прочим, трудно, и вам будет трудно упрекать его, если где-нибудь Ваши слова будут искажены. Следователь, даже работая вполне добросовестно, понимает свою задачу не так, как вы - свою. Поэтому он может просто не обратить внимания на важные тонкости, которые вы употребили в своей речи. Могут исчезнуть ваши оговорки о том, что вы не вполне доверяете своей памяти, слова типа «пожалуй», «может быть»... Вы можете быть достаточно развиты в юридическом и политическом отношениях, чтобы возражать против этого, и сами вы бы никогда так не написали, но если Вы позволите вашему следователю так записать ваши слова, ожидайте затем психологического нажима, чтобы вы это подписали - откуда вы знаете, что выдержите это нажим (от вас потребуется лишь несколько секунд слабости) после того, как уже совершили важную уступку, если зная о своем праве составлять письменный текст своих рассказов и ответов, позволили сделать это за вас другому лицу?

врезка: Главное:

а) редакция ваших показаний должна принадлежать вам, а этого гораздо легче добиться, если вы будете писать сами;

б) чтобы добиться от вас подписи под готовым текстом, достаточно добиться от вас всего лишь двух-трех секунд слабости или невнимания, а заставить вас написать серьезный текст, с которым вы не согласны, надо надеяться, вообще невозможно.

Собственноручная запись своих показаний - одно из важнейших условий того, что допрашиваемый будет держать себя в руках во все время допроса. Если вам будут возражать, указывая на технические обстоятельства (расстановка мебели, препятствующая частой передаче протокола из рук в руки и т.п.), отвечайте, что это вас не касается. По этому поводу на допросах часто ведется борьба.

Следователи любят, например, также ловить свидетелей на стилистических ошибках, и, подсказав свидетелю действительно лучший текст, чем тот, что он сам написал, затем добиться от него уступки и писать его ответы своей рукой. Не поддавайтесь; если вы опытны и достаточно тверды, то можно разнообразить прием. В этом случае вы можете, например, записывать показания на своей бумаге (не в протоколе), а затем диктовать их следователю. На это уйдет много времени - и, скорее всего, это будет в ваших интересах.

Во всяком случае, при малейшем отступлении записи следователя от ваших слов вы вправе не подписывать того, что записал следователь.

 Во время допроса следователь вправе применять звукозапись (ст. 141-1 УПК), (а также кино-, видео- съемку: примечания составителей). Если он это делает, особо тщательно выбирайте свои выражения. Он вправе вести звукозапись лишь во время всего допроса, но не его отдельных частей. Магнитофонная лента должна быть прокручена перед Вами. Она употребляется для уточнения протокола и приобщается к делу.

9.) После составления протокола допроса (как и любого другого следственного действия) следователь обязан предоставить свидетелю возможность делать замечания, подлежащие внесению в протокол.

По окончании допроса свидетель имеет право дополнения протокола и внесения в него поправок. Эти дополнения и поправки подлежат обязательному внесению в протокол. Свидетель подписывает каждую страницу протокола отдельно (ст. 160 УПК). Последнее положение многие следователи используют для того, чтобы получить подпись свидетеля под отдельной страницей, сразу же забрать эту страницу себе и больше ее не предъявлять. Плохо помня, что было написано на предыдущих страницах, свидетелю труднее будет при составлении следующих...

 

ВРЕЗКА: СОВЕТ:

В конце длинного допроса, как бы вы ни устали, требуйте предоставления вам возможности внесения дополнений и поправок, а для этого - предъявления всего протокола допроса. Следователь, возможно, будет вам отказывать и, ссылаясь на поздний час, предложит вам зайти в другой раз. Но он может вас потом не вызвать и не принять. Поэтому вы поступите правильно, если, изложив это опасение при составлении первой страницы протокола, потребуете, не подписывая ее сразу, чтобы на подпись вам были представлены все страницы одновременно. Если вам в этом откажут, тогда у вас будет основание отказаться подписывать что бы то ни было.

 

 

Итак. При отказе от подписания протокола вам должна быть предоставлена возможность дать объяснение о причине отказа, которая заносится в протокол. (ст. 142 УПК).

Обвиняемый имеет те преимущества, что он вообще не обязан давать показания. (А с некоторых пор не только обвиняемый, но фактически задержанный или фактически подозреваемый и удерживаемый «органами» - прим. составителей).

Положение свидетеля труднее, так как отказ от дачи показаний свидетелем: может привести его к привлечению к суду по ст. 182 УК [2]. Конечно, это гораздо лучше, чем солгать, рискуя ответственностью в виде лишения свободы (не говоря уже о моральной стороне вопроса).

Но (как мы писали в предыдущем номере – прим. автора) у свидетеля могут найтись законные основания не отвечать на эти вопросы. Прежде всего, он должен иметь в виду ст. 13 УК РСФСР [4]: «Не являются преступлением действия, хотя и подпадающие под признаки деяния, предусмотренные Особенной частью настоящего Кодекса, но совершенные в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите интересов... государства, общественных интересов, личности или прав обороняющегося или другого лица от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему, если при этом не было допущено превышение необходимой обороны».

На эту статью свидетель может ссылаться, в частности, каждый раз, когда в ходе допроса для него возникает опасность уголовного преследования. А именно - в случае привлечения в качестве обвиняемого он будет в порядке осуществления своего права на защиту иметь право не отвечать на вопросы, которые ему сейчас ставят. Таким образом, своим ответом он подорвал бы свое право на защиту, а поэтому, защищая это право от общественного посягательства (со стороны следователя или представляемого им юридического лица), он вправе причинить посягающему вред, не совершая при этом превышения пределов необходимой обороны.

Возможность свидетеля ссылаться на ст. 13 УК [4] при отказе от ответов на вопросы о другом лице меньше, чем, если вопросы касаются его самого. Но у него появляется такая возможность, если из слов следователя ему становится ясно, что другое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности незаконно. Иногда в таких случаях свидетель должен обосновать свое право на отказ ссылкой на ст. 14 (а не ст. 13). [4] В этой статье речь идет о крайней необходимости.

У свидетеля обычно нет законных оснований уклониться от ответов на вопросы о личности обвиняемого или потерпевшего и о своих взаимоотношениях с ним (ст. 74 УПК). Конечно, такая возможность появляется, если допрос начинается с грубого нарушения закона, дающего свидетелю право прекратить его на основании ст. ст. 13 и 14 УК [4], или если он знает, что следователь нарушает законность в других случаях, но выступая с такими заявлениями публично, свидетель берет на себя большую ответственность, чем в случае отказа от показаний, а потому должен располагать твердыми доказательствами.

Ссылаясь на ст. 13 и ст. 14 [4], свидетель должен хорошо уметь обосновать эти ссылки. Но, между прочим, существует юридическое понятие мнимой обороны, т.е. случаев, когда обороняющийся считал, что он был вправе нарушить закон, защищаясь от посягательства, которого в действительности не было. Может существовать и мнимая крайняя необходимость. Лицо, действующее в обычном убеждении, что оно находится в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости, невиновно, если у него были разумные основания для этого убеждения. В этом случае оно должно быть оправдано, так как с его стороны не было ни преступного умысла, ни преступной неосторожности, следовательно, не было вины.

Эти ссылки на ст. ст. 13 и 14 [4] не обязательно помогут свидетелю, если он будет привлечен к суду по ст. 182 УК [2]. Но дела по этой статье редки, крайне невероятны основания к слушанию их при закрытых дверях, а потому, если свидетель хорошо подготовлен к защите, то он может надеяться, что против него не будет возбуждено никакого дела за отказ от дачи показаний.

Возможность мотивировать свой отказ от дачи показаний ссылками на ст.ст. 13 и 14 [4] может иметь для свидетеля важное процессуальное значение, т.к. упоминание об этой возможности заставит следователя более тщательно соблюдать порядок допроса и вести протокол.

Бывает, что следователь в ходе допроса прибегает к некорректным хитростям. Например, предупреждая об ответственности за отказ от дачи показаний и даче заведомо ложных показаний, он опустит слово «заведомо» и скажет, что эти преступления караются лишением свободы (что верно только для второго из них). В других случаях следователь начинает посторонними речами так расслаблять внимание свидетеля, что он может допустить ошибку в какой-нибудь тонкости.

Если же следователь начинает грубить и угрожать свидетелю, что не дозволено, то свидетель вправе в таких случаях требовать внесения всех этих некорректных речей следователя в протокол на том основании, что если так будет продолжаться, то он, свидетель, вправе будет воздержаться от дачи показаний, и так как он несет за это ответственность, то для объективного и всестороннего рассмотрения его дела в суде потребуется протокол, воспроизводящий обстановку допроса. При таких словах следователь скорее всего присмиреет и будет продолжать допрос более корректно.

Если свидетель желает вовсе не давать никаких показаний, то лучше дождаться какой-нибудь оплошности следователя, прежде чем отказаться от дачи показаний необоснованно, рискуя привлечением к суду. Этот отказ следует мотивировать (пользуясь правом предоставленным ст. 142 УПК) некорректным поведением следователя, а при наличии оснований - ссылкой на ст. ст. 13 и 14 УК. [4].

Одной из возможных оплошностей следователя является задание наводящего вопроса (ст. 158 УПК), т.е. вопроса, подсказывающего ответ. Упорно задавая такие вопросы, следователь тем самым допускает грубое нарушение закона. Но и один единственный случай должен насторожить свидетеля, который должен возразить о недопустимости таких вопросов и потребовать занесения этого выражения в протокол под угрозой прекращения дачи показаний.

 

 О роли показаний:

Свидетель, как и обвиняемый, должен знать, что те данные, которые устанавливаются их показаниями, считаются доказательствами по уголовному делу (ст. 69 УПК). Эти показания будут потом оцениваться следователем, прокурором и судьями по их внутреннему убеждению, причем эти лица должны будут руководствоваться «законом и социалистическим правосознанием» (ст. 71 УПК). Не могут служить доказательствами фактические данные, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности - ст. 74 УПК. Итак, свидетель должен относиться к своим показаниям как к очень серьезным заявлениям. Если он что-либо знает, но не может указать источник своей осведомленности, то от него не требуется говорить об этом, т.к. данные, которые он может сообщить, не могут служить доказательствами по делу, а он вызван для получения от него доказательств. Имея это ввиду, он лучше всего поступит, если на вопросы о таких обстоятельствах, по которым он почему-либо не может указать источник своей осведомленности, ответит так, что не может ответить по только что указанной причине. Конечно, ему может быть задан вопрос, почему он не может указать источник своей осведомленности. Если просто потому, что не знает или забыл - причина явно уважительная для следователя. Если же он не может, не нарушая этим права других лиц (хотя бы тех, которым никакая опасность преследования не угрожает), легко может возникнуть спор со следователем.

Если свидетель обещал кому-то не рассказывать о чем-нибудь никому, значит, это обещание распространяется и на его ответы следователю. Свидетель несет за это ответственность. Тут возникает вопрос о моральном праве и долге. Если расследуется безнравственное преступление, то самое обещание могло быть безнравственным. Но если аморально именно ведение данного уголовного дела, то нравственный долг сдержать это обещание следует считать нравственным основанием для отказа от ответа на вопрос следователя или судей. Ссылка на ст. ст. 13 и 14 [4] (и при том на обе вместе) вполне уместна в этом случае, независимо оттого, к каким последствиям она приведет...

Если от свидетеля добиваются подписи под протоколом, значит, нужны именно его подписи, а не просто слова. Поэтому, если свидетель сказал то, о чем, по его мнению, он должен был бы молчать, он еще многое может исправить, отказавшись подписать предложенный протокол. Единственное, что нельзя исправить, таким образом, это то, что он мог сообщить следователю такие сведения, которые тот собирает через своих агентов.

При моральной невозможности давать показания в пользу обвинения свидетель, который уже дал показания, но сделал это с сожалением, поступит благородно и разумно, если в последний момент разорвет протокол. В разорванном виде он, конечно, не будет иметь доказательной силы.

Свидетель, после допроса обнаруживающий ошибку в данных им показаниях, вправе написать об этом заявление и отнести его в прокуратуру или руководству органа, где его допрашивали. Это заявление должно быть приобщено к делу, но в УПК об этом не сказано. Его копию можно передать защитнику обвиняемого (если последний находится под стражей). И если свидетель допустил какую-то моральную оплошность в своих показаниях, то он поступит правильно, если, придравшись к любой неточности своих показаний, откажется полностью от них на том основании, что они содержали ошибки и неточности. За это его нельзя привлечь по ст. 1 82 УК [2] (он отказывается от своих показаний, а не от дачи их). Поэтому об этой готовности уместно указать в заявлении.

 Очная ставка - это одновременный допрос двух лиц. Она устраивается следователем для двух допрошенных ранее лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия (ст. 162 УПК). Она производится по тем же правилам, что и обыкновенный допрос. Лица, подвергающиеся очной ставке, дают показания поочередно. С разрешения следователя они могут задавать вопросы друг другу. В протоколе показания записываются в той очередности, в какой они давались (ст. 163 УПК). Эта статья описывает порядок лишь вкратце; право собственноручной записи в этом случае труднее отстоять, но каждый вправе подписывать лишь то, что он говорил и требовать в протоколе поправок.

 Свидетель несет ответственность (ст. 184 УК) [5] до 6 месяцев исправительных работ) за разглашение данных предварительного следствия без разрешения следователя или прокурора. Но те сведения, которые он сообщил следователю, не могут являться для него «данными следствия» - он знал их независимо от допроса. Он не может знать, приобщит ли следователь к делу протокол его допроса, без чего показания не станут «данными следствия». Во всяком случае, не станут такими «данными» его слова, не зафиксированные в протоколе. Поэтому, если неудачно «сболтнул» что-нибудь, но, вовремя опомнившись, не подписал какого-нибудь ответа, то он может говорить об этом, не опасаясь ответственности по ст. 184 УК [5], даже если следователь взял у него упомянутую подписку. Речь идет о следствии по данному делу, поэтому все сказанное и написанное на допросе по другим вопросам не имеет отношения к этой ответственности. Разглашение сведений, оглашенных на суде, не влечет за собой никакой ответственности. Разглашение данных следствия после уже состоявшегося суда не представляет общественной опасности - правда, закон об этом не упоминает.

 

 

Этой теме в УПК РФ посвящен раздел девятый (главы с 33 по 39 включительно) или статьи с 227 по 313. Само судебное рассмотрение уголовного дела юристы разделяют на пять этапов - стадий:

Подготовка к судебному заседанию, предварительное слушание, назначение судебного заседания;

 Подготовительная часть судебного заседания;

 Судебное следствие;

 Судебные прения и последнее слово подсудимого;

 Постановление приговора.

Начнем с названия этой темы, т.к. необходимо пояснить, какой суд может рассматривать дело по первой инстанции. В самом общем и доступном виде на схеме 5 показано, что судом первой инстанции может быть суд любого уровня - от городского (районного) до судебных коллегий по уголовным делам областного (краевого, республиканского и т.п.) и Верховного суда. По делам о некоторых преступлениях судами первой инстанции могут быть суды с участием присяжных заседателей, действующие при судах субъектов федерации. Для военных трибуналов судами первой инстанции могут быть также гарнизонные, военных округов, видов вооруженных сил и т.д.

На теме подсудности не стоит останавливаться столь подробно, поскольку в этом вопросе от подсудимого (так теперь именуется обвиняемый, когда дело – в суде) мало что зависит, а нарушения закона здесь бывают редко.

Разберем наиболее значительные стадии судебного рассмотрения дела с точки зрения подсудимого и возможностей воздействия на ход этого рассмотрения (а значит – и на его конечный результат).

Схема 4.

 

 

 

 

1

 Подготовка к судебному заседанию, предварительное слушание, назначение судебного заседания.

Судья на этой стадии может принять одно из нескольких решений, суть которых сводится к следующему:

 о направлении уголовного дела по подсудности (т.е. в другой суд);

 о назначении предварительного слушания;

 о назначении судебного заседания.

 

Решение судьи оформляется постановлением, в котором помимо даты и места его вынесения, наименования суда, фамилии и инициалов судьи, вынесшего данное постановление, указываются и основания принятого решения. Решение должно быть принято в срок не позднее 30-ти суток со дня поступления уголовного дела в суд. В случае, если в суд поступает уголовное дело в отношении обвиняемого, содержащегося под стражей, судья должен принять решение в срок не позднее 14 суток со дня поступления уголовного дела в суд. По просьбе стороны суд вправе предоставить ей возможность для дополнительного ознакомления с материалами дела.

В соответствии со ст. 228 УПК РФ, по поступившему уголовному делу судья должен выяснить в отношении каждого из обвиняемых следующее:

 подсудно ли уголовное дело данному суду;

 вручены ли копии обвинительного заключения или обвинительного акта;

 подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения;

 подлежат ли удовлетворению заявленные ходатайства и поданные жалобы;

 приняты ли меры по обеспечению вреда, причиненного преступлением и возможной конфискации имущества;

 имеются ли основания проведения предварительного слушания, предусмотренные частью второй статьи 229 настоящего Кодекса.

Предварительное слушание проводится судом по ходатайству стороны или по собственной инициативе при наличии оснований, предусмотренных частью второй ст.229 УПК РФ. Порядок проведения предварительного слушания установлен главой 34 УПК РФ.

 

Так, предварительное

слушание проводится:

 при наличии ходатайства стороны об исключении доказательства, заявленного после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта;

 при наличии основания для возвращения уголовного дела прокурору в случаях, которые предусмотрены ст. 237 УПК РФ (рассмотрим эти случае позже);

 при наличии основания для приостановления или прекращения уголовного дела;

 при наличии ходатайства стороны о проведении судебного разбирательства, в порядке предусмотренном частью пятой статьи 247 УПК РФ, т.е. в исключительных случаях, когда судебное разбирательство по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях может проводиться в отсутствие подсудимого, который находится за пределами территории РФ и (или) уклоняется от явки в суд, если это лицо не было привлечено к ответственности на территории иностранного государства по данному уголовному делу;

 для решения вопроса о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей.

Ходатайство о проведении предварительного слушания может быть заявлено, как и ходатайство об исключении доказательств, после ознакомления с материалами уголовного дела либо после направления уголовного дела с обвинительным заключением или обвинительным актом в суд в течение 3 суток со дня получения обвиняемым копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

Стороны вправе заявлять ходатайство об исключении из перечня доказательств, предъявляемых в судебном разбирательстве любого доказательства. В этом случае копия такого ходатайства передается другой стороне. Порядок заявления и рассмотрения, а также последствия удовлетворения такого ходатайства определены ст. 235 УПК РФ.

Так, ходатайство  об исключении доказательства должно содержать указания на:

 доказательство, об исключении которого ходатайствует сторона;

 основания для исключения доказательства, предусмотренные УПК РФ и обстоятельства, обосновывающие ходатайство.

Судья вправе допросить свидетеля и приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве.

При рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты лежит на прокуроре. В остальных случаях бремя доказывания лежит на стороне, заявившей ходатайство.

Если суд принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, а также исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства.

Если уголовное дело рассматривается судом с участием присяжных заседателей, то стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда. Однако, при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым.

По результатам предварительного слушания судья принимает одно из следующих решений:

 о направлении уголовного дела по подсудности (т.е. в другой суд) в случае, предусмотренном ч.5 ст.236 УПК РФ - в случае, когда в ходе предварительного слушания прокурор изменяет обвинение;

 о возвращении уголовного дела прокурору;

 о приостановлении производства по уголовному делу;

 о прекращении уголовного дела;

 о назначении судебного заседания.

В соответствии с ч.6 ст.236 УПК РФ, если при разрешении ходатайства обвиняемого о предоставлении времени для ознакомления с материалами уголовного дела суд установит, что нарушены требования ч.5 ст.109 УПК РФ (о них говорилось выше), а предельный срок содержания обвиняемого под стражей в ходе предварительного следствия истек, то суд изменяет меру пресечения в виде заключения под стражу, удовлетворяет ходатайство обвиняемого и устанавливает ему срок для ознакомления с материалами дела.

В соответствии с ч.7 той же статьи, судебное решение, принятое по результатам предварительного слушания, обжалованию не подлежит, за исключением решений о прекращении уголовного дела и (или) о назначении судебного заседания в части разрешения вопроса о мере пресечения. Следует отметить, что Постановлением КС РФ от 08.12.2003 N 18-П ч.7 данной статьи признана не соответствующей Конституции в той части, в какой она исключает обжалование постановления суда о приостановлении производства по делу.

Для обвиняемого - подсудимого наиболее желательным, конечно, является четвертый вариант. Поэтому необходимо использовать хоть слабую, но вероятность этого варианта. Для этого следует направлять ходатайство на имя судьи с изложением (кратко, но убедительно) своих доводов. Конечно, лучше, если это сделает профессионал. Статьей 239 УПК РФ предусмотрены случаи прекращения судьей уголовного дела.

 

 

Что касается второго варианта решения судьи по поступившему к нему делу, то в соответствии с ч.1 ст.237 УПК РФ, судья возвращает уголовное дело прокурору в случаях, если:

 обвинительное заключение или обвинительный акт составлены с нарушением требований УПК РФ, что исключает возможность постановления судом приговора или вынесения иного решения на основе данного заключения или акта;

 копия обвинительного заключения или обвинительного акта не была вручена обвиняемому;

 есть необходимость составления обвинительного заключения или обвинительного акта по уголовному делу, направленному в суд с постановлением о применении принудительной меры медицинского характера (например, принудительное лечение в психиатрической больнице, если получено заключение экспертов о том, что обвиняемый, например, страдает каким-либо психическим заболеванием и не может осознавать последствия своих действий и нести за них ответственность);

 имеются предусмотренные статьей 153 УПК РФ основания для соединения уголовных дел (например, имеется несколько уголовных дел по разным преступлениям в отношении одного и того же лица);

 при ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела ему не были разъяснены права, предусмотренные частью пятой статьи 217 УПК РФ.

При возвращении уголовного дела прокурору судья решает вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого. При необходимости судья продлевает содержание обвиняемого под стражей для производства следственных и иных процессуальных действий.

При отсутствии оснований для проведения предварительного слушания, судья выносит постановление о назначении судебного заседания без проведения предварительного слушания. В данном постановлении разрешаются следующие вопросы (ч.2 ст.231 УПК РФ):

 о месте, дате и времени судебного заседания;

 о рассмотрении уголовного дела судьей единолично (т.е. одним судьей) или судом коллегиально (в составе 3-х судей);

 о назначении защитника (бесплатного), в случаях, когда его участие обязательно (пункты 2-7 части первой статьи 51 УПК РФ);

 о вызове в судебное заседание лиц по спискам, представленным сторонами;

 о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании в случаях, предусмотренных ст.241 УПК РФ (например, если преступление совершено лицом, не достигшим 16-ти лет и в некоторых других случаях);

 о мере пресечения, за исключением случаев избрания меры пресечения в виде домашнего ареста или заключения под стражу.

Пункт 6 части второй статьи 231 УПК РФ в части, предусматривающей разрешение судьей в постановлении о назначении судебного заседания вопроса о мере пресечения, по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего уголовно-процессуального регулирования предполагает необходимость обеспечения обвиняемому - в случае принятия решения об оставлении без изменения и тем самым о фактическом продлении меры пресечения в виде заключения под стражу - права участвовать в рассмотрении судом данного вопроса, изложить свою позицию и представить в ее подтверждение необходимые доказательства. (Определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 N 132-О).

Постановление судьи, в котором он откажет изменить меру пресечения можно обжаловать в том же порядке, в каком подается кассационная жалоба на приговор. Постарайтесь не пропустить срок на обжалование, а для этого читайте рекомендации по кассационному обжалованию (см. далее).

 

ВНИМАНИЕ!

Это правило относится также ко всем стадиям судебного рассмотрения, т.к. согласно ст.255, 256, 271 УПК РФ (прочитайте их), суд может вернуться к решению вопросов о мере пресечения, а также о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением требований УПК РФ на любой стадии судебного процесса.

 

Стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 5 суток до его начала (ч.5 ст.231 УПК РФ).

После назначения судебного заседания подсудимый не вправе заявлять ходатайства:

 о рассмотрении уголовного дела судом с участием присяжных заседателей;

  о проведении предварительного слушания.

Рассмотрение уголовного дела в судебном заседании должно быть начато не позднее 14-ти суток со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания, а по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей - не позднее 30-ти суток. Однако, рассмотрение уголовного дела в судебном заседании не может быть начато и ранее семи суток со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта.

       

2

  Подготовительная часть судебного заседания. Возможности воздействия защиты на ход процесса, свое положение и конечный результат  на этой стадии также заключены в ст.ст. 255, 256, 271,272 УПК РФ, поскольку во многом эта стадия призвана соблюсти формальности, связанные с соблюдением процедуры начала судебного следствия. Тем не менее, здесь также возможно заявить практически любое ходатайство по существу дела, сделать все заявления, о которых вы не успели позаботиться на предыдущих стадиях.

На этой стадии решаются три основных вопроса:

 1) проверка явки в суд всех лиц, вызванных судом на предыдущей стадии;

 2) выслушиваются и разрешаются заявления об отводах суду и участникам процесса, если таковые поступят (!!!отводы свидетелям не заявляют!!!)

 3) разъяснение участникам процесса их прав;

 Делать в этот период всякие заявления и заявлять ходатайства, не связанные с этими вопросами не нужно (например, об изменении меры пресечения, вызове дополнительных свидетелей и участников процесса и т.д.). Дождитесь для этого хотя бы перехода к следующему этапу второй стадии процесса, когда:

 4) выслушиваются и разрешаются иные заявления и ходатайства участников процесса;

 5) решается вопрос о возможности или невозможности (отложении) рассмотрения дела (перехода к следующей стадии), если кто-либо не явился в этот раз.

 

 На этих этапах вы практически не ограничены в своих ходатайствах и заявлениях. Однако лучше, если вы заранее составите себе план, алгоритм, которого и будете придерживаться. Конечно, в ходе процесса все может меняться. Некоторые вопросы во избежание повторов (после другого участника) окажется лучше снять, другие - из тактических соображений отложить на более подходящее время, какие-то новые возникнут в ходе процесса… И все же, судебное заседание - не лучшее место для экспромтов, готовьтесь к нему тщательно.

По всем вопросам обязательно выслушивается мнение сторон. Суд может не согласиться с любой из сторон, но обязан мотивировать свое несогласие (впрочем, как и во всех других случаях). В связи с этим обвиняемому полезно знать о содержании частей 1 и 2 ст. 271,
ст. 272 УПК РФ (прочитайте их).

Не очень расстраивайтесь, если какие-либо или даже все ваши заявления, ходатайства будут на этой стадии отклонены или даже оставлены без рассмотрения. Часто судья поступает так, например, в связи с тем, что какие-то из них заявлены преждевременно. Вы сможете заявить их повторно позже, в т.ч. на стадии судебного следствия. Лучше, если на этот раз уже в письменном виде. И вот почему.

Вообще-то, по каждому из ходатайств суд обязан вынести хотя бы устное определение на месте, записав суть вопроса и своей резолюции по нему в протокол судебного заседания. А по некоторым вопросам (о возвращении уголовного дела прокурору, о прекращении уголовного дела, об избрании, изменении или отмене меры пресечения в отношении подсудимого, о судебном разбирательстве в отсутствие подсудимого, о продлении срока содержания его под стражей, об отводах, о назначении судебной экспертизы) суд обязан даже удаляться в совещательную комнату и выносить определение в письменном виде – отдельным документом. Суд может (но не обязан) вынести письменное определение и по любому другому вопросу, если сочтет это необходимым (ч.2 ст. 256 УПК РФ). Поэтому, если вы заявляете достаточно серьезно подготовленное и важное для вас ходатайство, необходимо, чтобы все ваши аргументы сохранились в первозданном виде, а не стали объектом секретарского или любого другого редактирования. Поэтому старайтесь все такие ходатайства оформлять и подавать в суд в письменном виде. На такой ваш «ход» суду придется среагировать не отпиской в протоколе, а отдельным актом с изложением своих доводов и опровержений. Именно поэтому многие судьи очень неохотно принимают письменные ходатайства и заявления. Часто они при этом ссылаются на то, что уголовный процесс у нас устный, а в УПК не предусмотрено заявление письменных ходатайств. Но на самом деле устный уголовный процесс не исключает обилия письменных документов, для которых прямо не предусмотрена их письменная форма (ст.ст. 285, 286 УПК РФ), но, тем не менее, она подразумевается. А если уж на то пошло, то можете возразить, что в целях исполнения принципа «устности» письменные материалы, приобщенные судом к материалам дела, включая ваше письменное ходатайство, можно и огласить (и по закону это обязательно).

 

ВНИМАНИЕ!

Кроме того, УПК РФ вообще не указывает, в каком виде должны подаваться ходатайства. А значит, по важным и сложным вопросам, во избежание искажений доводов сторон при записи на слух, оформлять их письменно во-первых, логично, во-вторых, не противоречит закону, а значит – правильно. Поэтому настаивайте и добивайтесь приобщения к делу важных письменных ходатайств и заявлений всеми перечисленными ниже способами.

 

Даже ценой «конфронтации» с судьей. Ведь вам с судьей «детей вместе не крестить», а от важного документа, возможно, зависит ваша судьба. Судья же, который уклоняется от исполнения обычных и законных требований, скорее всего уже настроен не в вашу пользу:

 

 А) Например, не стоит настаивать на отложении судебного заседания, объявления перерыва в связи с неявкой кого-то из участников процесса или свидетелей, когда другие явились. В таком случае правильнее заявить или в своем мнении попросить суд начать рассмотрение дела в отсутствие не явившихся лиц, а к вопросу о явке остальных вернуться после этого. Ведь собрать в первом же заседании всех участников и держать их каждое заседание в зале или в коридоре почти никогда не удается. Поэтому, часто бывает правильнее допросить уже явившихся и, возможно, отпустив их, вызвать следующих;

 Б) Не стоит также настаивать на немедленном удовлетворении или рассмотрении любого вашего ходатайства. Ведь в случае его преждевременности (по мнению суда) оно «становится в очередь» заявленных, но не рассмотренных и подлежит разрешению, когда настанет более подходящее для него время. Например, более разумно, даже если вы не согласны с заключением экспертизы, просить о проведении повторной (конечно, при наличии оснований для этого, предусмотренных ст.207 УПК РФ) после допроса эксперта или после оглашения его заключения. Поэтому не страшно, если вы заявите такое ходатайство сразу, но не будете возражать против его разрешения позже. Главное, если оно не оформлено в письменном виде, следите, чтобы его записали в протокол и сами держите на контроле отложенные ходатайства;

 В) Если вы требуете проведения экспертизы, постарайтесь обосновать ее обязательность и необходимость со ссылками на УПК (читайте ст.196 УПК РФ) и постановления Пленумов Верховного Суда, предоставить суду данные на эксперта или название и адрес экспертного учреждения, которому вы просите поручить экспертизу, сформулировать все это в письменном виде, со ссылками на материалы дела, статьи УПК;

     Г) Если просите вызвать свидетелей – четко обозначьте, какие обстоятельства им могут быть известны и что они должны подтвердить. Обязательно указать их место нахождения, т.к. суд, скорее всего, не будет его устанавливать. При этом имейте ввиду, что не принимаются свидетельские показания «со слов», т.к. свидетель должен рассказать лишь о том, что видел или знает непосредственно сам.

 

 

Если 5-й вопрос этой стадии решается положительно суд переходит к третьей - самой важной стадии - судебному следствию.

 

3

 Возможности воздействия защиты на ход собственно судебного следствия (применять их нужно не огульно, но крайне аккуратно и выборочно, действуя наверняка):

 путем просьбы к суду разъяснить что-либо из обвинения;

 путем отвода составу суда, прокурору, специалистам, экспертам, если причины стали известны только сейчас;

 путем дачи показаний, изменения показаний, отказа от дачи показаний – в зависимости от конкретной ситуации. При этом, с разрешения председательствующего подсудимый вправе давать показания в любой момент судебного следствия;

 путем подачи замечаний (письменных) на протокол судебного заседания не позже 3-х дней с момента его подписания;

 вопросами ко всем участникам процесса (свидетелям, потерпевшим, экспертам, - и т.д.) с предварительного разрешения суда;

 просьбами (устными и письменными), заявлениями и ходатайствами к суду о проведении определенных следственных действий (осмотр объекта с выходом на место всем составом, проведение экспертизы непосредственно в суде);

 ходатайствами об изменении меры пресечения (с последующим обжалованием отказа в вышестоящий суд);

 убеждением суда о необходимости исключения из доказательной базы доказательств (протоколов и т.п.) полученных или оформленных с нарушениями ст. ст.164, 166 УПК РФ и т.п.

Как видно, арсенал средств у подсудимого достаточно велик, так, что описывать подробно эту стадию крайне затруднительно для брошюры. Основные ответы следует искать в статьях 273 - 291 УПК РФ, объем которых не так уж велик. Принимая решение об использовании того либо иного средства следует все продумывать, просчитывать и действовать наверняка. Конечно, для этого нужно иметь некоторые навыки, опыт, в противном случае можно наломать дров. Очевидно, что неумелое использование такого арсенала оружия в борьбе за свою свободу может иметь прямо противоположный результат. Однако, объем данной публикации не позволяет дать достаточное количество знаний и опыта в этих вопросах, а призван лишь обратить ваше внимание на эти вопросы, дабы побудить к их самостоятельному более глубокому исследованию.

Заметим также, что судьи, которые достаточно вольно обходятся с процессуальным законом, «форсируя» процесс в стремлении побыстрее покончить с делом, причиняют вред в первую очередь подсудимому, потом и всему правосудию. Поэтому они заинтересованы в том, чтобы от подсудимого поступало как можно меньше заявлений и ходатайств, особенно существенных, которые отклонить весьма проблематично (например, о вызове какого-либо свидетеля, назначение экспертизы или об истребовании доказательства, которое не вписывается в версию следствия). Самое эффективное средство избежать игнорирования ваших ходатайств, как уже говорилось, - подавать их в письменном виде, убедившись, что об этом сделана отметка в протоколе судебного заседания1. В противном случае, хотя суд и обязан записывать все выступления и ходатайства в протокол, это делается далеко не всегда, а значит, доказать в вышестоящей инстанции, что было отклонено важное и обоснованное ходатайство будет невозможно.

1Если их не приняли в заседании, их можно подать через канцелярию суда под роспись в получении на копии, где в соответствии с п.47 Инструкции N 8 Судебного Департамента при ВС РФ, их обязаны зарегистрировать, или по почте заказным письмом с уведомлением о получении. В тексте укажите причину подачи через канцелярию - отказ судьи принять их в судебном заседании. Даже если у вас не примут его в этом случае, у вас должны остаться отметки - доказательства направления ходатайств, на которые можно ссылаться при обжаловании приговора.

Но легко сказать – добиться того, что не устраивает судью, наделенного  властью и множеством полномочий. На самом деле человеку неподготовленному, неискушенному в тонкостях уголовного процесса, или хотя бы не знающему достаточно хорошо УПК это будет не под силу. Понятно, что за несколько дней или даже месяцев упорного изучения УПК, консультаций со знатоками, специалистами вы не узнаете всего, что знает судья. Но часто, этого и не нужно. Если вы будете в правовом, ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ и ДУХОВНОМ плане готовы хотя бы к некоторым из возможных поворотов, это уже хорошо. А арсенал средств правового и психологического давления на участников процесса (всех, а не только на подсудимого) у многих представителей судейского сообщества (склонных к такому поведению) до смешного скуден. Некоторые из них мы назовем:

 т.н. «усаживание» на место, «затыкание рта» и запрещение что-либо говорить и заявлять под предлогом, что это не имеет отношения к делу или без особого разрешения судьи;

 лишение возможности уточнить, конкретизировать, выяснить, реализовать свои права (в т.ч. заявление ходатайств) под лозунгом: «Суду вопросов не задают»;

 запрет высказывать любое несогласие, возражение против любых действий судьи, якобы основанных на его полномочиях по ведению процесса;

 все это происходит под угрозой удаления из зала или даже штрафа, ареста за «нарушение порядка в зале суда» или за «неуважение к суду». В связи с этим каждому полезно знать, что ни одно из названных утверждений на самом деле не соответствует ЗАКОНУ, т.е. УПК. Рассчитаны они большей частью именно на то, что никто УПК все равно не знает, а значит все, что ни говорит судья, воспринимается за истину.

На такие выходки вы можете возразить следующее:

 Председательствующий, конечно, руководит судебным заседанием. Но обязан делать это « принимая все предусмотренные настоящим Кодексом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон» (ч.1 ст.243 УПК РФ). Конечно, определяя, что имеет отношение к делу, а что нет, все руководствуются субъективным мнением. И здесь нужно быть особенно осторожным, придерживаясь общего принципа - пусть суд примет (выслушает) документ или ходатайство (заявление), надлежащим образом зафиксирует его, а потом оценит и выскажет свое мнение – имеют ли они отношение к делу или нет. Это - единственная гарантия против произвольного отметания всего, что не нравится судье.

 Что до весьма распространенного у судей лозунга о том, что им противопоказано задавать любые вопросы, то в УПК об этом не сказано ни слова. Кстати, то же самое вам, скорее всего скажут и в отношении государственного обвинителя и защитника. Если хотите, попросите судью сослаться на какую-либо статью, говорящую об этом и убедитесь сами… Исходя же из принципа равенства всех участников процесса, этот запрет на любые вопросы суду, прокурору и защитнику абсолютно необоснован. Действительно, почему вопросы можно задавать одним (подсудимым, потерпевшим, экспертам, свидетелям) и нельзя другим (обвинителю, защитнику). Если это так, должна быть соответствующая норма (статья). А ее нет! Заблуждение это получило распространение в связи с тем, что в суде допускаются только те вопросы и к тем лицам, на которые могут быть получены непосредственные ответы. Нелепо задавать вопросы по обстоятельствам преступления или других обстоятельствах дела прокурору или даже защитнику подсудимого, а тем более судье. Ведь они если и знают что-то, то только с чужих слов или из материалов дела. А это не может быть принято судом, как сведения «со слов». Но это не касается всех других вопросов, например мнения прокурора, адвоката по какому-либо юридическому факту, об источнике его осведомленности, если он делает какие-либо выводы и обобщения (по поводу подписанного им обвинительного заключения) и т.д. То же самое касается и судьи. Напротив, из обязанности судьи разъяснить всем участникам процесса их права вполне логично вытекает и обязанность разъяснить содержание этих прав, порядок их реализации и т.д. Поэтому, например, если вам несколько раз отказали в принятии ходатайства в связи с преждевременностью или с тем, что оно не имеет отношения к делу, попросите суд разъяснить, уточнить, когда конкретно, по его мнению, это будет своевременно и что имеет отношение к делу. Тоже самое, если вам не дают возможности задать вопросы другому участнику процесса, постоянно перебивая и откладывая, попросите судью дать однозначный ответ, почему и когда…

 Возможность же возражать против действий председательствующего (судьи) вообще прямо предусмотрена ч. 3 ст. 243 УПК РФ. Более того, такие возражения должны быть записаны в протокол судебного заседания. Поэтому можно использовать эту возможность, чтобы зафиксировать в протоколе ваше ходатайство, мнение или факт противостояния с судьей по конкретному вопросу. Нет и законного запрета на оформление таких возражений в письменном виде для их приобщения к материалам дела (протоколу судебного заседания).

 Теперь о т.н. «нарушении порядка» и «неуважении к суду», которыми судьи часто пугают обывателей, пытаясь подавить их процессуальную активность.

 

ВНИМАНИЕ!

Под нарушением порядка в судебном заседании следует понимать совершение таких действий, которые препятствуют или мешают нормальному ходу судебного разбирательства, свидетельствуют о неуважении к суду, нарушают регламент судебного заседания или распоряжения председательствующего, обеспечивающие нормальный ход процесса.

Неоднократное заявление ходатайств по одним и тем же основаниям, освещение в судебной речи вопросов, не относящихся к делу, повторная постановка допрашивающим вопросов, которые были отклонены председательствующим, и т.д. не могут считаться нарушением порядка.

 

Поэтому, если например, без рассмотрения оставляются ваши ходатайства, если у вас не принимают письменные ходатайства, заявления, другие документы, секретарь искажает или неполно ведет запись происходящего, а вы вновь и вновь встаете и настаиваете на исполнении закона (пусть их не удовлетворят, пусть к ним отнесутся «критически», с недоверием, но для этого их должны сначала приобщить, чтобы исследовать и потом отклонить), то речь не может идти о порядке в зале суда. Тогда вы реализуете свои права и тем самым содействуете торжеству закона. Кроме того, в ч.2 ст.243 УПК РФ говорится только об обеспечении председательствующим соблюдения распорядка судебного заседания (ч.4 ст.257 УПК РФ говорит о том, что судебный пристав обеспечивает порядок судебного заседания, выполняет распоряжения председательствующего. Требования судебного пристава по обеспечению порядка судебного заседания обязательны для лиц, присутствующих в зале судебного заседания). Только если подобные действия совершаются вопреки ясно сделанным распоряжениям председательствующего и имеют целью затруднить разбирательство дела, применение мер, предусмотренных ст.258 УПК РФ к нарушителям признается обоснованным. И уж совершенно ясно, что не может идти и речи о порядке в судебном заседании, когда судья кричит, хамит, оскорбляет, просто - постоянно повышает голос. Это – должно расцениваться, как поведение недостойное высокого звания судьи, умаляющее авторитет судебной власти (а по закону это является даже основанием для досрочного прекращения полномочий судьи квалификационной коллегией).

Вообще-то, за повторное нарушение порядка суд может удалить из зала на некоторое или на все время даже подсудимого (ч.3 ст.258). Правда, это допускается только в исключительных случаях, так что пусть вас это не пугает. При этом, подсудимому должно быть предоставлено право на последнее слово.

 

 

В некоторых случаях будет полезно напомнить участникам процесса (и суду) о том, что в соответствии со ст. 244 УПК РФ «В судебном заседании стороны обвинения и защиты пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, … на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства». Например, когда ходатайствам обвинения о вызове свидетелей, истребовании и приобщении дополнительных доказательств явно отдается предпочтение.

Наряду с правовыми средствами воздействия защиты на судей и весь ход процесса, не стоит забывать и о т.н. «неправовых» - психологических, социальных и т.д. и т.п. В связи с этим необходимо сказать о таких принципах современного уголовного процесса, которые, при всех недостатках всей системы, предоставляют обществу некоторые формальные гарантии ЗАКОННОСТИ и СПРАВЕДЛИВОСТИ, коих не было, скажем, лет 100-150 назад. Речь идет о ГЛАСНОСТИ, НЕПОСРЕДСТВЕННОСТИ и УСТНОСТИ судебного процесса (правда, это вовсе не значит, что у нас стало больше гарантий и справедливее суды, т.к. лучшая и основная гарантия любого блага – нравственность общества, которая катастрофически упала и продолжает деградировать. Т.е. эти гарантии правильнее расценивать не как дополнительные и лучшие, а как новые и хоть как-то компенсирующие утрату прежних). Считается, что в отличие от инквизиционного, письменного средневекового уголовья, все, что происходит в современном суде должно происходить перед глазами у любого желающего присутствовать гражданина и путем ГОВОРЕНИЯ, а не только подготовки, собирания и чтения бумаг, составляющих материалы дела. Прочитайте об этих принципах в ст.ст. 240-242 УПК РФ.

Весьма уважаемый мною Валерий Абрамкин выразился так: «На людях и судьи – люди». И это выражение во многом справедливо. Давно известно, что любое нечестие обычно совершается (стремиться совершаться) тайно, закрыто, келейно. Поэтому, если имеются хоть малейшие сомнения в добропорядочности,  чистоте намерений и непредвзятости судьи, постарайтесь, чтобы на всех судебных заседаниях в зале не было свободного места от зрителей. В основном наши суды рассчитаны на 10-20 слушателей (зрителей, присутствующих), так что создать эффект внимания общества к конкретному делу будет не так уж сложно. В крайнем случае обойдите, обзвоните всех своих родственников, знакомых, друзей и упросите их посидеть хоть какое-то время, хоть попеременно в зале. Сразу же проинструктируйте всех о строжайшем порядке и недопустимости любых разговоров во время заседания, т.к. злонамеренный судья постарается спровоцировать и удалить их из зала как можно больше людей за любые «нарушения порядка». Кстати, из западных фильмов вы, наверное успели заметить, что на всех мало-мальски серьезных процессах в судах полно народу.

В качестве другого психологического оружия можно использовать диктофон. Даже гипотетическая возможность «увековечить» на пленку некоторые из вольностей отдельных зарвавшихся представителей судейского сообщества, поможет многим удерживаться от проявлений самого отъявленного хамства, грубости, оскорблений, давления на ход процесса, пренебрежения к человеческому достоинству, с которыми большинству граждан ранее не приходилось сталкиваться нигде. Маловероятно, что вам удастся широко использовать такую запись для доказывания юридически значимых обстоятельств, т.к. это связано с определенными процессуальными ограничениями, но теоретическая вероятность предоставить их в СМИ или даже в квалификационную коллегию судей нередко помогает. Кстати, для пользования диктофоном и для звукозаписи (в отличие от видеозаписи и кино-, фотосъемки, на которые требуется разрешение председательствующего) вообще не требуется никакого разрешения ни судьи ни кого-то еще, и делать это может (не мешая процессу) каждый из присутствующих. Вы можете в этом убедиться сами и убедить судью, прочитав  ст. 241 (часть 5-я).

               

Схема. Стадии судебного рассмотрения

 

 

 

 

4

На стадии судебных прений возможности воздействия защиты на ход судебного рассмотрения сводятся в основном к:

 окончательному формулированию своей позиции по обвинению и критике всех доказательств  обвинения, оглашенных в суде (ранее многие из них были неизвестны);

 сообщению в прениях и последнем слове подсудимого суду новых обстоятельств по делу (существенных) или заявлению о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства (при этом суд вправе возобновить судебное следствие) - ст. 294 УПК РФ.

 

5

Возможностей воздействия защиты на уже готовый приговор иных, чем его обжалование в порядке кассации (или апелляции на не вступивший в законную силу приговор мирового судьи, при этом апелляционная жалоба подается в федеральный суд, т.е., в городской или в районный) и надзора, естественно нет. Единственным условием, на которое следует обратить внимание – вопрос о мере пресечения до вступления приговора в законную силу. Если он не решен (чего практически не бывает), осужденный подлежит немедленному освобождению до вступления приговора в силу.

 

 

КАССАЦИОННОЕ ОБЖАЛОВАНИЕ ПРИГОВОРА

 

В течение 10-ти суток с момента вручения подсудимому (теперь - осужденному) копии приговора им может быть подана кассационная жалоба на приговор в судебную коллегию суда, вышестоящего по отношению к вынесшему приговор. Для остальных - срок подачи жалобы 10 суток с момента провозглашения приговора.

 

Порядок подачи и рассмотрения такой жалобы не нуждается в схематическом описании, поскольку достаточно прост (ст.ст. 373-389 УПК РФ) за некоторыми особенностями, о которых нужно иметь понятие:

 обжалованы могут быть абсолютно все приговоры, включая и Верховного Суда;

 всем, кроме осужденного рекомендуется сразу же подавать так называемую немотивированную (краткую, предварительную жалобу), поскольку почти никогда немедленно после провозглашения приговора не готовы его копии и протокол последних судебных заседаний, без чего пытаться составить полную жалобу бессмысленно;

 подача жалобы приостанавливает приведение любого приговора в исполнение;

 жалобу можно подавать как через суд, вынесший приговор, так и непосредственно в вышестоящий суд, если есть для этого веские основания (например, жалобу не принимают, тянут время и т.д.);

 дело по жалобе рассматривается без вашего участия, если вы этого не требуете, т.е. в жалобе можно ходатайствовать о  рассмотрении уголовного дела с вашим участием (ч.2 ст.375 УПК РФ), тогда вы сможете дополнить ее лично непосредственно в коллегии;

 рассматривать обязаны не жалобу, а дело, поэтому, если даже вы жалобу не подали, но это сделал другой участник процесса, в отношении вас суд также должен проверить дело (если этого не будет сделано, в надзорной инстанции никто не может вас упрекнуть, что вы не подавали жалобы);

 основаниями для пересмотра приговора в кассационном порядке являются:

1. несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции (см. ст.380 УПК РФ);

2. нарушение уголовно-процессуального закона (см. ст.381 УПК РФ);

3. неправильное применение уголовного закона (см. ст. 382 УПК РФ);

4. несправедливость приговора (см. ст. 383 УПК РФ). 

 после вынесения определения судебной коллегии приговор вступает в законную силу, если он не отменен.

Нам хотелось бы, чтобы схематичные сведения о системе органов уголовного правосудия совместно с рекомендациями о написании надзорной жалобы, которые издавались другими правозащитными организациями (см. Приложение после окончания публикации данной темы) помог тем, кто вынужден собственными силами бороться за свою свободу и свои права. Большинству рядовых граждан, столкнувшихся с карательной уголовной политикой нашего государства, необходим хотя бы минимум знаний, информации и опыта для того, чтобы противостоять произволу, т.к. для изучения кодексов, учебников по уголовному праву в подобных ситуациях нет ни времени ни необходимых условий.

 

Н

 

 

есмотря на то, что стадия кассационного рассмотрения уголовного дела предшествует надзорной стадии и достаточноскоротечна, мы уверены в необходимости и полезности такой темы для тех, кто не хочет сидеть сложа руки и желает узнать самое необходимое о кассационной жалобе и самой процедуре еще до вынесения приговора, а, возможно, и на стадии предварительного расследования. В подавляющем большинстве писем, поступающих в правозащитные организации, к нам обращаются либо уже осужденные, либо те, чьи дела только должны быть рассмотрены судом первой инстанции. Именно в силу относительной скоротечности кассационной стадии доля обращающихся к нам лиц, которых интересуют исключительно вопросы кассационного обжалования приговора, очень незначительна. Однако, многие вопросы, касающиеся написания, подачи и, особенно, рассмотрения кассационной жалобы, возникают на надзорной стадии. Тогда-то нам и становятся известны из ваших писем  многие детали из вашего «кассационного прошлого», которое, к сожалению, в большинстве случаев не вернуть. А жалко. Читая эти письма, анализируя содержание прилагаемых к письмам официальных документов, ваших жалоб, мы узнаем для себя много интересного и… обнаруживаем, что многих ошибок можно было бы избежать. Конечно, по закону все существенные нарушения уголовного или уголовно-процессуального права независимо от стадии судопроизводства, должны повлечь на надзорной инстанции отмену или изменение судебного акта и пересмотр дела. Но если бы это требование выполнялось хотя бы и не всегда, а преимущественно… К сожалению, оно почти всегда не выполняется. А это означает для осужденного, что с прохождением каждой инстанции без положительного результата у него остается все меньше надежды от последующей инстанции. В этом смысле кассационная инстанция, несмотря на все присущие ей издержки и недостатки, о которых мы расскажем ниже, имеет одно существенное отличие-преимущество перед надзорной. Именно в силу этого преимущества нельзя относиться к подготовке к этой стадии «спустя рукава». Речь идет о том, что:

Во-первых, если вы не согласны с приговором и заявили об этом в письменном виде (подробнее о том, в каком именно виде можно сделать это заявление- ниже), то ваше дело подлежит обязательному пересмотру в следующей судебной инстанции (кассационной);

Во-вторых, если в своем заявлении о несогласии с приговором вы настаиваете на рассмотрении дела в кассационной инстанции  в вашем присутствии, вам не могут в этом отказать.

Какизвестно, пересмотрвпорядкенадзоразависитнестолькоотвашегожелания, сколькоотжеланиячиновникапрокуратурыилисуда, и, влюбомслучае, онбудетпроходитьввашеотсутствие, т.е. вы не имеете возможности обращать внимание именно на те доводы, которые, по вашему мнению, являются самыми сильными.

Как мы уже упомянули ранее, основания для отмены приговора, определения кассационной инстанции, любого иного судебного акта одни  и те же. Кроме этого, у всех стадий судопроизводства вообще много общего, в том числе, нарушений, допускаемых чиновниками. Поэтому  мы полагаем, что вопросы, касающиеся кассационного обжалование приговора в комплексе с вопросами, освещенными в различных буклетах и брошюрах, помогут также составить более полное представление о внутренней сущности нашей системы уголовного правосудия. На наш взгляд, без этого довольно сложно выработать правильную стратегию и тактику борьбы с ее издержками.

 

1. Местокассационнойжалобы (стадии) всистемеуголовногосудопроизводстваиобщиесведенияокассационнойстадии

 

1.1. Длятого, чтобынагляднеевыделитьиописатьместокассационнойжалобы «накухне» российскогоправосудияможно  разбитьнанесколькостадийсамусистемууголовногосудопроизводства (СУгС).

 

ПерваястадияСУгС - возбуждение уголовного дела, вторая - предварительное следствие. Эти стадии называют досудебными, т.к. их цель - подготовка уголовного дела к судебному рассмотрению. При этом, задача предварительного следствия - не изобличить виновного, как пишут иногда в газетах (виновным в совершении преступления человека может признать только суд), а установить событие преступления, лиц, которые, возможно, его совершили (подозреваемых, обвиняемых), очевидцев (свидетелей), собрать доказательства, официально признать человека, пострадавшего от преступления, потерпевшим и т.д. Естественно, что эта задача может быть решена только проверкой и разработкой нескольких версий, а не закреплением любой ценой одной из них, позволяющей обосновать виновность первого, попавшегося в поле зрения лица. Заканчиваются досудебные стадии составлением обвинительного заключения, которое после утверждения его прокурором вместе с материалами уголовного дела направляется в суд.

Самая важная, центральная стадия уголовного процесса, третья  - этосудебноеразбирательство. Оно проводится судом первый инстанции, который оправдывает обвиняемого или признает его виновным в совершении преступления, провозглашает приговор, назначает наказание, принимает решения по гражданским искам, имеющим отношение к рассматриваемому уголовному делу и т.д.

Поэтому мы хотели бы специально оговориться, что в  уголовном процессе, как учебной дисциплине для юридических факультетов ВУЗов под стадиями уголовного процесса обычно понимается не совсем то, о чем мы будем говорить в этом буклете. Так, уголовный процесс в суде первой инстанции, тожеподразделяющийсянапятьстадий (подготовкаделакслушаниювсудебномзаседании; подготовительнаячастьсудебногозаседания; судебноеследствие; судебныепренияипоследнеесловоподсудимого; постановлениеипровозглашениеприговора), сам входит в систему уголовного судопроизводства в качестве отдельной «большой стадии», именуемой, как мы сказали выше, судебнымразбирательствомвсудепервойинстанции. Правила и порядок  рассмотрения уголовного дела в суде 1-й инстанции описаны в разделе девятом УПК РФ (главы 33 – 39, статьи 227 - 313). Возможно, мы один из буклетов посвятим наиболее актуальным вопросам этой стадии в самом доступном виде.

Предметом этого буклета являются вопросы, касающиеся четвертойстадии, т.к. пятаястадия может наступить только после вступления приговора в законную силу, чего не произойдет пока уголовное дело не прошло через четвертуюстадиюуголовного процесса - кассационноепроизводство (в переводе на русский язык кассация означает - пересуд). В отличие от предыдущей стадии, его возбуждение зависит не только от желания стороны обвинения (прокурора, следователя, потерпевшего), но зависит и от инициативы других участников судебного разбирательства: обвиняемого, его защитника. Они, а также потерпевшая сторона имеют право подать кассационную жалобу (государственный обвинитель - представление) на приговор в суд второйинстанции. В этом случае суд может утвердить приговор суда первой инстанции, изменить его (но только в сторону смягчения наказания!), отменить с прекращением дела или направлением на новое рассмотрение на любую из стадий уголовного процесса. Если жалобы или представления в суд второй инстанции в установленный законом срок не подано, приговор, вынесенный судом первой инстанции, вступает в законную силу автоматически. Это не такой уж редкий случай, с кассационной жалобой в суд второй инстанции обращается лишь 25-30% осужденных.

1.2. Такимобразом, приговорсуда 1-йинстанцииможетвступитьвсилусразуТОЛЬКО(!), еслинетсведенийотом, чтокто-тонесогласенсниминамеренобжаловать. Дляэтогосамподсудимый, егозащитникизаконныйпредставительмогутподатькассационнуюжалобунаприговорсуда 1-йинстанции. Обычноонанаправляетсявсуд, которыйвынесприговор, ноееможнопослатьинепосредственноввышестоящийсуд, т.е. судвторойинстанции, еслипозволяетвремя. Видеалежалобадолжнабытьмотивированной, т.е. содержатьнепростозаявлениеонесогласии, ноидоводы, т.е. объясненияпричинэтогонесогласия.

 

ВНИМАНИЕ

Весьмажелательносразупослепровозглашенияприговораподатьтакназываемую «краткуюкассационнуюжалобу», т.е. немотивированную, гдедостаточноуказать, чтовынесогласныстаким-топриговоромтакого-тосудапопричинам, которыеизложитепослеознакомленияснеобходимымидокументами. Ведьпроцесссоставленияхорошеймотивированнойжалобыобусловленналичиемнарукахкакминимумтекстаприговора, неговоряужеовозможностизнакомитьсяспротоколамисудебныхзаседанийидругимиматериаламидела. Когдаосужденныйилиегозащитасмогутполучитьнеобходимыедокументывопрос, авремямеждутемидет. Судьяобязанпринятьитакуюжалобу, напомниввамоправеподатьполнуюжалобу.

 

Еслижалобипредставленийнеподано, топриговорсуда 1-йинстанциивступаетвзаконнуюсилупослеуказанногосрокаиобжаловатьеговкассационномпорядкеуженельзя.

 

1.3. Суд второй инстанции или кассационный суд может принять одно из следующих решений:

 отменить приговор и прекратить уголовное дело;

 изменить приговор в сторону смягчения наказания (например, снизить срок лишения свободы, заменить его условным и т.п.) или смягчения обвинения (вместо грабежа - кража, вместо умышленного убийства - убийство по неосторожности и т.п.);

 отменить приговор и направить дело на новое судебное или предварительное следствие;

 оставить приговор без изменения, а жалобу без удовлетворения.

По закону рассмотрение уголовного дела судом кассационной инстанции должно быть начато не позднее одного месяца со дня его поступления в суд кассационной инстанции.

После решения суда 2-й инстанции приговор вступает в законную силу. Правила и порядок рассмотрения уголовного дела в суде 2-й инстанции описаны в главе 45 раздела восьмого УПК РФ (статьи 373-389).

        

2. Основания к отмене или изменению приговора в кассационной инстанции

 

Ранее мы упомянули, что общим во многом для всех инстанций и стадий СУгС являются, как раз основания отмены постановлений, определений, решений, выносимых на этих стадиях. Эти основания перечислены в статьях 379-383 УПК РФ (смотрите приложение). Советуем Вам внимательно их прочитать, и только потом перейти к нашим комментариям и примерам. Здесь же мы можем остановиться лишь на некоторых моментах, которые нередко встречаются в судебной практике, а также вызывают типичные ошибки при написании жалобы.

 

 

 

Изучая обзоры судебной практики ВС РФ, можно прийти к выводу, что первым по частоте упоминания в них неформальным основанием (тем, что относятся к содержанию обвинения и самого процесса) (*1)к отмене приговора является нарушение требования УПК РФ об обязанности следователя, прокурора и суда принять все меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Что под этим нарушением принято понимать, а также более подробное описание этого нарушения содержится в соответствующей статье УПК, где указаны и некоторые обязательные признаки или примеры этого нарушения, именуемого как односторонность  или  неполнота дознания, предварительного или  судебного  следствия.

Приведем несколько примеров, связанных с нарушением таких требований УПК.

 

Пример 1.Петроградским районным народным судом Ленинграда Попов, Михеенко и Боревич осуждены по пп. "а" и "б" ч. 2 ст. 146 УК.

Обстоятельства совершения преступления следующие.

24 ноября 1990 г. около 18 час. 30 мин. в кафе Попов, Михеенков, Боревич с целью завладения личным имуществом Будницкого, по предварительному сговору, угрожая применением газового баллончика с отравляющим веществом раздражающего действия, потребовали от потерпевшего снять кроссовки и джинсы и передать им. Будницкий, опасаясь применения к нему газового баллончика, а также учитывая то обстоятельство, что нападавших было трое, подчинился их требованию и отдал нападавшим эти вещи.

Прокурор г. Санкт-Петербурга в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Протест был удовлетворен по седующим основаниям.

Согласно ст. 20 УПК, по делу должны быть приняты все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования его обстоятельств.

Эти требования закона по делу не выполнены.

Так, признав, что Попов, Михеенков и Боревич угрожали потерпевшему применить в отношении него газовый баллончик, суд без достаточных к тому оснований расценил эти действия как связанные с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего.

Однако ни органы расследования, ни суд не выяснили, представляет ли опасность для жизни и здоровья человека газ в баллончике.

Необходимо было назначить экспертизу вещественного доказательства - баллончика с газом и на разрешение экспертов поставить вопросы: каково воздействие отравляющего вещества раздражающего действия: содержащегося в баллончике, на организм человека; какова степень тяжести телесных повреждений, могущих возникнуть в результате применения этого газа.

Для выяснения обстоятельств дела суд может допросить в качестве специалиста химика, обладающего познаниями в указанной области, а при необходимости включить его в состав комиссии и провести комиссионную экспертизу.

Суд не обосновал и свой вывод о том, почему он считает баллончик с газом предметом, используемым в качестве оружия.

От выяснения и решения этих обстоятельств зависит правильное решение вопроса о квалификации действий виновных.

 

Комментарий!

К нарушениям, предусмотренным УПК, в том числе, относятся  случаи, когда:

 следствием и судом не была проверена выдвинутая осужденным версия, не были допрошены дополнительные свидетели, или истребованы дополнительные доказательства, если их необходимость обоснована (например, о его алиби - см. примеры 4, 9);

не проведена экспертиза, хотя ее проведение по закону является обязательным (см. пример 1, 3);

не были установлены возможные соучастники по делу (см. пример 2);

не были истребованы документы (см. пример 4), не исследованы доказательства, имеющие существенное значение для дела;

         не установлены полно данные о личности подсудимого -осужденного (пример 3).

           

Пример 2. Александр Е. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Николаю А., повлекшему смерть потерпевшего (ч.4 ст.111 УК РФ) и грабеж (ч.2 ст. 161 УК РФ). По следовало из показаний потерпевшей Маргариты М., данных ею в ходе предварительного следствия, в момент преступления в помещении, где оно произошло находился некий “Миша”, который действовал совместно с Александром Е. “Мишу” собирались привлечь к уголовной ответственности, но его личность не удалось установить. Показания “Миши” могли оказаться существенными для дела, но в деле не имеется никаких сведений о принятии мер к его допросу, кроме отписки об объявлении его розыска, предпринято не было.

 

Пример 3. Подсудимый Петр Б. состоял на учете в психдиспансере из-за перенесенной пять лет назад травмы головы. В этом случае, независимо от того, в каком преступлении обвинялся Петр Б., обязательна психиатрическая  экспертиза. Однако ни следствие, ни суд такую экспертизу не назначили.

 

Пример 4. Подсудимый Евгений Ю. в ходе предварительного и судебного следствия утверждал, что он является инвалидом I группы и не мог причинить тяжкий вред здоровью потерпевшего, т.к. в момент избиения потерпевшего у него произошло обострение болезни, и он  вообще  не мог двигаться.

Защитник Евгения Ю. ходатайствовал об истребовании документов, о состоянии его здоровья в период совершения преступления, и вызове свидетелей которые могли подтвердить  полное исключении возможности совершения им преступления.  Ни следствие, ни суд эти документы не затребовали, свидетелей не вызвали, указав, что в деле имеется достаточно иных доказательств, уличающих Ю. В совершении преступления.

 

В описанных случаях были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона. А это, в соответствие со ст.ст. 379 и 383  УПК влечет изменение (пример 1) или отмену приговора, с направлением  дела на новое расследование или судебное рассмотрение (примеры  2, 3, 4).   Именно такими словами это лучше всего и изложить свою просьбу в жалобе.

Нарушения этих норм УПК будут иметь место и в случае, когда не  установлены  с  достаточной  полнотой данные о личности    обвиняемого. Например, не выяснялись условия жизни и воспитания обвиняемого несовершеннолетнего, причины и условия, способствующие совершению им преступления. Ведь эти данные потом должны быть учтены при определении его роли в преступлении, назначении наказания, да и вообще при решении вопроса о том, может ли он быть привлечен к уголовной ответственности (например, в случае невменяемости лица– нет субъекта преступления, а значит и полного состава самого преступления).

 

2.1. Статья 380 УПК РФ (смотри приложение!)

Бывает так, что по делу фигурируют противоречивые доказательства, а суд в приговоре даже не упоминает о доказательствах, противоречащих тем, что уличают Вас в виновности. Либо суд упоминает о наличии противоречий, но не указывает, почему он не верит показаниям подсудимого и свидетеля защиты. А иногда такое объяснение предпочтения явно неубедительно. Тогда налицо явная необъективность суда, именуемая несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела, которая также является основанием для отмены или изменения приговора. Конечно, при этом следует иметь в виду только существенные противоречия и существенные для дела доказательства (пример 6).

Могут оказаться противоречивыми и выводы суда. Такое нарушение имеет место, когда выводы суда противоречат доказательствам по делу, относящимся к обстоятельствам этого вывода (пример 5).

 

 Пример 5

Приговором Терпигорского городского суда Валидольской области от 20.02___. года Роман К. осужден по п.«б» ч.2 ст.131 УК РФ с применением статьи 70 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В обоснование вывода о виновности К. суд сослался на показания потерпевшей Е. и осужденного Н. При этом в приговоре не приводится убедительных мотивов, по которым суд отдает предпочтение их показаниям, отвергая показания самого К. и остальных осужденных о том, что при избиении потерпевшей и совершении с ней иных насильственных действий, в том числе, сексуального характера, К. отсутствовал в торговой палатке.

Выводы суда о том, что потерпевшая Е. давала последовательные и непротиворечивые показания в течение всего следствия по уголовному делу не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и противоречат им. Так, в заявлении (л.д.15) потерпевшая указала, что ее насиловали 4 человека, впоследствии эта цифра была исправлена на 5, а число 18 сентября исправлено на 17. На допросе (л.д. 22-23) Е. также не указывала на К., как участника ее изнасилования. В показаниях от 18 и 19 сентября (л.д.24-25) потерпевшая указала: «…К. не насиловал, но потом побежал за мной и стал бить…». Впоследствии, Е. также меняла свои показания относительно роли К. в содеянном. На очных ставках с обвиняемыми Е. дает различные показания по факту участия К. в насильственных действиях: согласно одним - он не принимал участия в изнасиловании вообще; другим - надевал наручники, третьим - совершал насильственные действия сексуального характера с введением полового члена в ротовую полость и т.д. В конечном итоге, Е. собственноручно написала заявление, в котором указала, что совершение с ней сексуальных действий (полового акта) носило добровольный характер, и она оговорила осужденных (л.д. 62-69). В приговоре же суд сослался лишь на те показания потерпевшей, которые вписывались в общую картину обвинения, что позволило сделать суду вывод об отсутствии оснований для критической оценки ее показаний.

Показания потерпевшей относительно применения со стороны К. физического насилия, в частности, наручников, не нашло в приговоре своего подтверждения, т.к. по делу не добыто никаких вещественных доказательств применения наручников, при судебно-медицинском исследовании повреждений, имеющихся на теле потерпевшей, не было обнаружено следов применения наручников.

Показания потерпевшей относительно ее изнасилования (насильственных действий сексуального характера с введением полового члена) в извращенной форме ставятся под сомнение заключением экспертизы вещественных доказательств, согласно которой в содержимом ее прямой кишки не обнаружено сперматозоидов.

 

 Пример 6

Приговором П-кого городского суда от 21 марта ___года были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.222; ч.2 ст.162 УК РФ, Владимир И. и Денис З. и им окончательно было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет каждому.

При рассмотрении дела и постановлении приговора не нашли должной оценки доводы осужденных и их адвокатов об их намерении сдать пистолет револьверного типа в милицию, куда они и направлялись, но сразу же после инцидента с потерпевшим А. были задержаны сотрудниками милиции, в связи с чем не смогли реализовать свои намерения на добровольную явку в милицию для сдачи оружия. Между тем, в пользу этих доводов говорит описанный в материалах дела маршрут их движения, возможность избавиться от пистолета по приближении милиции, подтвержденная осужденными (л.д. 304-об.) и свидетелем Евтеевым-сотрудником милиции, задержавшим их (л.д. 303), последовательность показаний осужденных, их непротиворечивость в этой части, а оснований, по которым суд не доверяет их показаниям в этой части в приговоре не приведено. Данные доводы не были опровергнуты в судебном заседании, хотя в соответствии с п.3 ст.380 УПК РФ суд обязан был указать основания, по которым он доверяет одним показаниям и не доверяет другим.

 

Нарушением нормы ст.380 УПК РФ будет и случай, когда в основу приговора суда положены доказательства, полученные во время предварительного или судебного следствия с нарушением процессуальных норм (ст.50 Конституции РФ, ст.75 УПК). В таком случае имеет место нарушение, именуемое, как «неподтверждение выводов суда доказательствами, рассмотренными в судебном заседании», Например, когда при опознании следователь оставил подозреваемого в наручниках или предварительно сказал потерпевшему, что кражу совершил человек, сидящий слева, и именно у него был найден в кармане бумажник. Такие доказательства должны быть исключены из рассмотрения с указанием на то, в чем состояло нарушение процессуальных норм. В уголовном процессе доказательствами являются только такие данные, которые облечены в определенную форму, установленную законом. Требований к этой форме предусмотрены УПК (ст.ст.74, 75, 166 и др.). Если в судебном заседании не удастся подтвердить те обстоятельства, на которые указывало недопустимое доказательство, то соответствующий вывод суда может считаться не подтвержденным доказательствами, исследованными в судебном заседании.

То же самое относится к случаям, когда суд в обоснование вывода о виновности подсудимого ссылается на данные, не являющиеся доказательствами (объяснение, протокол опроса, чистосердечное признание, акт изъятия и т.п.), или на доказательства, полученные и оформленными с нарушением требований закона (в протоколе следственного действия не указана дата или время, отсутствуют сведения об отказе от подписи в протоколе кого-либо из участников следственного действия, если нет подписи, лицо не было предупреждено о праве не свидетельствовать против себя, своих родных и т.п.) (пример 7).

 

 

 

 Пример 7

Приговором Пуховского горсуда Сосковской области от 27 марта ___ года Сергей Е. Был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст.111 ч.4 и 161 ч.2 УК РФ и ему было назначено окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет.

Е. обвинялся в том, что причинил потерпевшему А. в его квартире множественные телесные повреждения, от которых тот скончался спустя несколько часов.

В обоснование выводов о виновности Е. Суд сослался на протокол следственного эксперимента с участием свидетеля Маргариты М., давшей показания об обстоятельствах совершения Сергеем Е. данного преступления.

Однако, следственный эксперимент проводился с нарушением требований ст.183 УПК РФ. При его проведении не могла быть воспроизведена обстановка события преступления, так как местом его проведения являлся подвал Серпуховского УВД, где под административным арестом в тот момент находилась Маргарита М., задержанная за административное правонарушение. В связи с этим, данное доказательство не может быть признано допустимым. Основанный на нем вывод суда о невозможности получения потерпевшим телесных повреждений в результате падения из положения стоя на выступающую поверхность в связи с отсутствием описания такой поверхности в протоколе следственного эксперимента не подтверждается иными доказательствами по делу.

 

 

2.2. Статья 381 УПК РФ (смотри приложение!)

Следующая группа оснований для отмены приговора – нарушение уголовно-процессуального закона.

В целом, прочитав, вы убедитесь, что эти основания затрагивают только формальную сторону вашего дела и приговора и не касаются содержания самого обвинения, доказательств, их оценки и исследования. Однако, именно эти основания занимают одно из ведущих положений в рейтинге всех оснований, по которым кассационная инстанция достаточно часто отменяет приговор. 

К ним относится, например, нарушение права на защиту: не был допущен адвокат с момента задержания, хотя в протоколе Вы записали просьбу пригласить защитника.

Вообще, существует несколько проявлений нарушения права на защиту. Например, Вы отказались от конкретного защитника (например, в связи с тем, что его позиция противоречит Вашей позиции), а суд ошибочно расценил это, как отказ от защитника вообще. Между тем, в деле имеется Ваше письменное ходатайство, подтверждающее это обстоятельство.

Нарушением права на защиту является также ситуация, которая зачастую используется следователями и оперативниками. А именно, от обвиняемого получается отказ от адвоката в письменной форме, но при этом по всем обстоятельствам явствует, что реально вам было не от чего отказываться, т.к. адвокат не был предоставлен. Согласно же разъяснения Пленума ВС РФ нарушением права на защиту является получение отказа от защитника, когда не было обеспечено реальное присутствие защитника. Например, когда в протоколе допроса, составленном в 3 часа ночи сразу после задержания лица имеется заявление об отказе от адвоката, обоснованными являются сомнения, что адвокат был предоставлен.

   Встречаются и другие существенные  нарушения, относящиеся по сути своей к нарушению права на защиту.  Например, когда Вы не были ознакомлены с материалами дела, или Вам не дали возможности ознакомиться с ними полностью (или не предоставили возможности для одновременного или раздельного ознакомления с адвокатом) и если в результате этого Вы не смогли своевременно заявить какое-либо ходатайство (например, о вызове какого-либо свидетеля защиты, истребовании какого-либо доказательства в вашу пользу и т.п.). В любом случае это нарушение будет признано существенным, если вы сможете убедительно мотивировать, что это каким-то образом повлияло или могло повлиять  на постановление законногои обоснованного приговора.

 

 

Пример 8. При закрытии дела следователь начал торопить обвиняемого Валерия Ф. с подписанием протокола об ознакомлении с материалами дела. Он сказал, что у него много работы, приезжать далее в СИЗО он не может и предложил подписать протокол об окончании предварительного следствия. Дело было многотомным и сложным, поэтому обвиняемый сказал, что ему нужна еще неделя. На следующий день следователь привез в СИЗО утвержденное прокурором постановление об умышленном затягивании обвиняемым и его защитником процедуры ознакомления с материалами дела. В постановлении было указано, что ознакомление должно быть закончено в два дня. Обвиняемый отказался подписывать протокол об окончании предварительного следствия и в своих пояснениях к нему написал, что общий объем материалов дела составляет 3,6  тысячи листов, общее время, предоставленное ему на текущий момент, для ознакомления с материалами составило 40 часов, средняя скорость чтения для обычного человека - 1 лист в минуту. Из этого видно, что он мог прочитать только 2,4 тысячи листов, а ведь ему еще надо было делать выписки из них и т.д.

В первый день судебного заседания адвокат Валерия Ф. подал ходатайство о выделении его подзащитному дополнительного времени для ознакомления с материалами дела, ссылаясь на то, что право подсудимого на защиту нарушено, и он не имеет возможности эффективно ее осуществлять в ходе судебного следствия. Суд ходатайство адвоката отклонил.

В подобном случае в надзорной жалобе надо ссылаться на свои пояснения к протоколу об окончании предварительного следствия, на ходатайство защитника, и на немотивированность отказа суда в этом ходатайстве.

 

В письмах, приходящих в адрес правозащитных оргаизаций, довольно часто встречается описание случаев нарушений тайны совещания судей при постановлении приговора. Например, прокурор или еще кто-то заходил в совещательную  комнату  или выходил  оттуда. Это в соответствии с УПК также относится к существенным  нарушением уголовно-процессуального закона. Важно только, чтобы в жалобе Вы могли привести доказательства такого нарушения. Скажем, имеется соответствующе заявление присутствующих в зале суда, которое было приложено к кассационной жалобе адвоката и т.п.

Иные случаи существенного  нарушения уголовно-процессуального закона достаточно подробно описаны в статье 379-383 УПК.  Здесь мы только отметим, что существенные нарушения могут встречаться и в ходе кассационного производства. Например, суд первой инстанции не известил осужденного и его защитника о принесении протеста прокурором, в результате чего они были лишены возможности представить возражения на протест.

 

Внимание!

Нарушения уголовно-процессуального закона, которые не повлияли и не могли повлиять на законность и обоснованность приговора, определения, постановления, признаются несуществеными и не могут послужить основанием  для отмены или изменения приговора (и соответственно принесения протеста). Представление о существенных нарушениях можно получить из ч.2 ст.381 УПК.

 

 

Поэтому, указывая на подобное нарушение, потрудитесь коротко обосновать, каким образом оно повлияло на законность и обоснованность приговора.

 

2.4. Статья 382 УПК РФ

 

Еще одно основание, влекущее отмену или изменение приговора -  “неправильное применение уголовного закона”. Здесь имеются в виду случаи неправильной (или неточной) квалификации судом деяний обвиняемого. Анализ судебной практики показывает, что  такие нарушения все чаще стали встречаться в приговорах суда.

(*1)Следует сказать, что наряду с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона неправильное применение уголовного закона гораздо чаще является основанием для изменения (реже – отмены) приговора в кассационной инстанции, нежели ранее прокомментированные основания, предусмотренные ст.ст. 380-381 УПК.

Это неудивительно, к сожалению, российские суды, продолжают работать в одной упряжке со следствием и прокуратурой, вместо того, чтобы быть беспристрастным арбитром в споре сторон (защита-обвинение). Иногда это называют обвинительным уклоном, поскольку суд явно придерживается позиции обвинения, т.е. той единственной версии следствия, которую в суде представляет государственный обвинитель. Следователи же довольно часто пытаются выстроить доказательства по делу так, чтобы можно было предъявить подследственному обвинение в более тяжком, по сравнению с реально совершенным, преступлении. Не всегда они это делают умышленно. У человека нередко возникает подсознательное стремление представить свою работу как можно более сложной и важной. Некоторым следователям хочется, чтобы о них сказали: “О, он ведет дело о страшном убийстве”, - или, - “Представляете,  он разоблачил шайку разбойников”. На самом же деле речь должна идти о нечаянном (по неосторожности) убийстве, а шайка разбойников оказывается кампанией подростков, попавших в переплет по недоразумению.

Приведем несколько типичных примеров неправильного применения уголовного закона.

Пример 9. Две группы подростков, враждовавших между собой, устроили, как сейчас говорят “разборку”. Во время драки на место происшествия прибыл милицейский патруль. Подростки начали разбегаться, часть из них была задержана. Все задержанные, кроме Геннадия М., были подвергнуты административному наказанию. На Геннадии оказалась ондатровая шапка Ивана К. (одного из подростков враждебной группы) и ему предъявили обвинение по ч.2 ст. 161 (грабеж, с применением насилия, не опасного для жизни потерпевшего). Суд признал Геннадия М. виновным в совершении этого преступления.

В ходе предварительного и судебного следствия Геннадий М. давал последовательные и непротиворечивые  показания о том, что шапку Ивана К. он подобрал с заснеженного тротуара, приняв ее в суматохе, начавшейся с приездом милиции, за свою. К тому же время было вечернее, и он в темноте не мог разобрать - его это шапка или чужая. Тот факт, что Геннадий М.  участвовал в драке и не имел умысла на хищение чужого имущества (шапки Ивана К.) подтверждался и другими материалами дела...

Довольно часто осужденные в подобных случаях “застревают” в жалобе на подробном описании происшедшего. Пишут, например: “между нами произошла драка... когда приехала милиция я хотел убежать, чтобы не попасть в отделение...” и т.п. Но в надзорной жалобе надо не описывать детали происходившего, прокурору или председателю суда детали не интресные (и не входящие в их компетенцию), а о нарушениях, допущенных в ходе рассмотрения дела. В данном случае - о материалах дела и своих показаниях, которые доказывают отсутствие цели хищения чужого имущества. Еще лучше привести соответствующие цитаты из приговора, протокола судебного заседания. Важно дать также юридическую формулу нарушения, которое допустил суд первой (возможно, и второй) инстанции при вынесении приговора (определения).

Сейчас довольно часты случаи самоуправства, когда люди, зная о неэфективности судов и волоките, пытаются решить свои коммерческие или деловые проблемы самостоятельно или с помощью друзей. Например,  Вы унесли без разрешения телевизор, потому что потерпевший был должен Вам большую сумму, но с возвратом долга не торопился. Здесь  имеет место самоуправство (ч.1 ст. 330 УК РФ). Но следствие предъявляет Вам обвинение по ч.2 ст. 158 УК (кража), или еще хуже по таким статьям УК, как 161 (грабеж) или 162 (разбой). Если суд согласился с версией следствия, Вам в надзорной жалобе необходимо ссылаться на те доказательства уголовного дела, которые имеются в уголовном деле. Это может быть долговое обязательство, копия которого была приобщена к делу, но в приговоре не упоминается, показания свидетелей, знающих о долге (не опровергнутых в ходе судебного следствия) и т.п.

Распространенным является случай, когда кражу (ст. 158 УК) "подменяют" грабежом (ст. 161 УК). В чем разница между этими преступлениями? Кража - это тайное похищение имущества, совершенное так, что никто не видел вора, или не обратил внимания на то что тот уносит не свою вещь. А грабеж совершается открыто на глазах хозяина имущества или людей, знающих, что похителю данное имущество не принадлежит.

Пример 10. В протоколе допроса обвиняемого Петра Т. следователь записал его показания так: "Когда я взял сумку, вокруг стояли люди" и т.п. Да, другие люди стояли, но они не знали - чья это сумка? Хозяина-то ее не было в этот момент рядом, он отошел. Значит: хищение было тайным. Здесь тоже важен сам умысел: обвиняемый был уверен в том, что он похищает имущество тайно. Но Петр Т. угодил под следствие впервые, он не обратил внимание на уловку следователя и расписался там, где указали.

Из ответов потерпевшего на вопросы защитника Петра Т., заданных в ходе судебного процесса, выяснилось, что потерпевший сидел за столом  в кафе с незнакомым ему человеком, потом отошел за пивом к стойке буфета, никого свою сумку караулить не просил. Когда вернулся, обнаружил пропажу и, узнав от соседа по столику, что сумку “взял человек, с которым Вы еще 15 минут назад о чем-то разговаривали”, выбежал на улицу...

     При написании жалобы, связанной с нарушениями ст. 382, нужен не только УПК, но и УК РФ. УК поможет Вам найти доводы для обжалования незаконного или необоснованного приговора. Например, более внимательно ознакомившись с УК, вы увидели, что вас осудили за более тяжкое преступление, чем то, которое вы совершили. Значит - уголовный закон был применен неправильно. Но далее для жалобы Вам надо искать серьезные основания в приговоре и материалах дела, позволяющие выявить и обосновать неправильность применение уголовного закона.

Иногда сложность для осужденных вызывает вопрос о том, к какому пункту ст. 382 УПК можно отнести свой конкретный случай. Дело тут в том, что законодатель очень неудачно разбил эту статью на три пункта. Перечисленные в пунктах ст. 382 случаи неправильного применения уголовного закона взаимосвязаны. Применение уголовного закона, не подлежащего применению (п. 1), невозможно без неприменения закона, подлежащего применению (п. 2), причем оба эти случая невозможны без неправильного истолкования закона (п. 3).  

Мы хотели также обратить Ваше внимание на то, что неправильно применяются не только нормы Особенной части, но и Общей (ст.ст. 1-104 УК РФ). Приведем несколько примеров такого рода.

Решая вопрос о мере наказания суды произвольно толкуют понятие  “обстоятельства, отягчающие уголовную ответственность”.

 

Внимание! Перечень обстоятельств, отягчающих уголовную ответственность, перечисленный в ч. 1 ст.63 УК РФ, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Причем, если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части (ст. 105-360 УК) в качестве признака преступления, оно не может повторно учитываться при назначении наказания (см. ч. 2 ст. 63 УК РФ).

 

Вопрос о назначении принудительного лечения от алкоголизма и наркомании, зачастую решается судами в случае, когда в деле нет медицинских заключений о том, что подсудимый является алкоголиком или наркоманом, нуждается ли он в лечении, нет ли медицинских противопоказаний к такому лечению.

Ошибки встречаются и при решении вопроса о назначении наказания по совокупности преступлений или приговоров (здесь надо внимательно ознакомиться со статьями 69-70 УК РФ), исчислении срока наказания и т.д.

 

2.5. Статья 383 УПК РФ

 

И наконец, пятое, последнее основание. Это явная несправедливость приговора, то есть несоответствие назначенного  судом  наказания тяжести преступления и личности осужденного.

Предположим, Вы оспариваете меру наказания со ссылкой на статью 347 УПК и пишете: «Мне избрана несправедливая мера наказания, потому что суд не учел следующие обстоятельства...» Какие именно? Он не учел того, что Вы больны (лист дела такой-то, есть такая-то справка). Не учел, что у Вас на иждивении имеются дети (опять ссылка на лист дела и на имеющуюся там справку). Не учел того обстоятельства, что ранее Вы не были судимы (лист дела, справка). Или же все эти справки были суду предъявлены, однако на них ссылки в приговоре нет. Скажем, суд не учел показания свидетеля, содержащиеся в протоколе судебного заседания (лист дела), который говорил о следующих обстоятельствах... (каких именно). Либо суд не выяснял вообще Вашу личность: не истребовал следующие документы... (какие именно).

           

3. Некоторые советы, рекомендации и разъяснения.

 

            Трудности и проблемы, с которыми вам, не исключено, придется столкнуться на этой стадии, обязывают действовать умело, достаточно быстро и решительно. Как мы сказали выше, требование закона о сроках изготовления как самого приговора, так и протокола судебного заседания почти никогда не соблюдается. В таких условиях, принимая во внимание, что у Вас нет неограниченного количества времени, как в случае с надзорной жалобой, возможности для осмысления всех событий, имеющих отношение к кассационной жалобе и написания грамотной жалобы крайне ограничены. Примем во внимание отсутствие необходимой литературы (УК, УПК, Постановления Пленумов ВС РФ и пр.), условия СИЗО и вы поймете, что права на ошибку и раскачку у вас почти нет.

            3.1. Первым делом, немедленно после оглашения приговора сами (через администарцию СИЗО), либо с помощью родных, адвоката подайте заявление в суд об ознакомлении с протоколом судебного заседания. Помните, что масса формальных нарушений (ст.ст. 380-381 УПК), следы которых, возможно, присутствуют в материалах дела дают вам лишь шанс на то, что дело кассационной инстанцией будет направлено на новое или дополнительное судебное следствие. Зачастую на конечной судьбе вашего приговора это мало отражается. Для вас же это, хотя и лучше, чем оставление приговора в силе, но означает, что кассационная инстанция дает суду первой инстанции, либо предварительному следствию карт-бланш - возможность устранить те формальные недостатки, которые были выявлены. Поэтому, внимательно изучая материалы дела, протоколы судебного заседания, текст приговора на предмет выявления формальных нарушений, не забывайте о программе-максимум.  Для вас это значит – зафиксировать и отразить в материалах дела нарушения, которые мы рассмотрели в первых двух группах и которые позволяют усомниться в самих выводах о вашей виновности, а не в том, сделаны ли эти выводы с соблюдением процессуальной формы. И в этом случае вас не должна смущать статистика, согласно которой кассационная инстанция крайне редко интересуется неформальными вопросами, т.к. ваша работа на кассационной стадии – есть продолжение целого комплекса работы по собственной защите, результаты которой вы можете использовать на всех стадиях, в том числе и в надзорной инстанции. И как знать, возможно эти труды окажутся небезрезультатными.

3.2. Те доводы, на которых суд в приговоре будет строить обоснование выводов о Вашей виновности вы сможете опровергнуть зачастую только с помощью протокола (конечно, если он велся достаточно полно и точно). Но даже в случае, если протокол не отражает всего происходившего в судебном заседании, он вам необходим, чтобы зафиксировать свое отношение к нему в форме замечаний на протокол, В таком случае судья, независимо от того, согласен он с вашими замечаниями или нет, обязан приобщить их к материалам дела и вынести определение либо о внесении изменеий в протокол, либо об отклонении замечаний. Хотя вероятность удовлетворения ваших замечаний невелика, нецелесообразно оставлять без реакции такое нарушение, ибо все эти результаты идут в «общую копилку» и увеличивают вероятность благоприятного исхода Вашего противостояния.

            3.3. Не забывайте и о том, что с недавнего времени осужденный имеет право либо лично участвовать в  судебном заседании кассационной инстанции, либо предоставить свои письменные возражения на доводы, приводимые в кассационных жалобах, протестах и выступлениях лиц, участвовавших в заседании суда кассационной инстанции. Как указано в Постановлении КС РФ ***(3) «Конституционно значимым при этом является то, что в интересах правосудия осужденному, изъявившему желание участвовать в судебном заседании, должна быть обеспечена реальная возможность изложить свою позицию относительно всех аспектов дела и довести ее до сведения суда». Поэтому сразу же (в короткой ли жалобе или в телеграмме о несогласии с приговором) заявите о своем желании присутствлвать в судебном заседании лично и известить Вас о дне, когда оно состоится.

            3.4. Иногда бывает целесообразно направить полный текст кассационной жалобы не через суд, вынесший приговор, а непосредственно в кассационную инстанцию, либо, если это затруднительно, придержать свои доводы непосредственно для рассмотрения в кассационной инстанции. Например, это может стать необходимым, если у вас имеются веские основания полагать, что ознакомившись с некоторыми серьезными нарушениями, обнаруженными после провозглашения приговора и указанными в жалобе, судья внесет исправления в какие-либо материалы дела (сфальсифицирует их) и ваши доводы будут иметь эффект холостого выстрела. Необходимость в таких мерах предосторожности особенно высока в делах, когда у судьи прослеживались явные амбиции в отношении этого дела, негатив по отношению к вам и т.п.

3.5. Не следует забывать, что суд кассационной инстанции «проверяет законость и обоснованность приговора по имеющимся в деле и дополнительно представленным материалам». Позаботиться об этих материалах вам следует заблаговременно, возможно еще в ходе предварительног следствия, суда, особенно, крогда есть основания считатья, что они останутся там не востребованными, т.к. времени после вынесения приговора достаточно мало. Какие это могут быть материалы – закон не установил. Следовательно – любые, имеющие отношение к делу и могущие подтвердить ваши доводы о допущении сущенственных нарушений по делу. Представить их вы можете как одновременно с жалобой, так и позже, непосредственно в судебном заседании в любой его момент, но до дачи заключения по делу прокурором.

Как показывает обзор судебной практики, наиболее действенное значение на суд кассационной инстанции могут оказать консультативные заключения специалистов или экспертных учреждений (медиков, психиатров, техников, искусствоведов и т.п.). Эти документы в сами по себе процессуальном смысле не являются доказательствами, предусмотренными ст.ст. 74, 76-81 УПК РФ, но они позволяют подтвердить вывод о необъективности и неполноте судебного следствия и усомниться в некоторых выводах суда. Например, когда судом без назначения экспертизы или вызова специалиста был сделан вывод относительно вменяемости (или по любому другому вопросу – оценки стоимости либо ценности чего-либо, отнесения каких-либо веществ или предметов к специфической категории наркотических, отравляющих, оружия), для которого необходимы специальные научные познания и опыт работы. Если же вы в судебном заседании заявляли ходатайство о необходимости вызова специалиста или производства экспертизы, а оно было отклонено, а к кассационной жалобе вы приложили консультативное заключение экспертов или специалистов какого-либо учреждения, то у вас есть все шансы на отмену приговора.

Количество подобных экспертных учреждений и «вольных» специалистов в последнее время достаточно велико, особенно в Москве и административных центрах субъектов федерации. Ранее все эти учреждения были на службе государства и независимого объективного подхода от них ждать нге приходилось. Правда за эти услуги необходимо платить. На последней страничке мы укажаем несколько известных нам учреждений подобного рода с их координатами.**(2)

3.6. Хотели бы напомнить всем, что процент отмены, либо изменения приговоров в кассационной инстанции крайне низкий (впрочем, как и доля оправдательных приговоров в целом по стране). Существенных изменений положения осужденного приходится ожидать в основном лишь в случаях грубых и явных формальных нарушений. К таким нарушениям относятся, например, нарушение права на защиту, нарушение процессуальных прав каких-либо участников процесса, назначение не того вида исправительного учреждения, исключение из приговора указания на какое-либо отягчающее обстоятельство, рецидив, исключение какого-либо квалифицирующего признака, не влияющего в целом на приговор и т.п.

3.7. Доводы жалобы, относящиеся к содержанию обвинения, анализу доказательств и правомерности выводов суда первой инстанции о доказанности тех, либо иных обстоятельств, нарушениям принципов объективности, всесторонности и полноты исследования обычно не находят в определениях кассационной инстанции должного отражения. Кассационная инстанция, не давая должной оценки нарушениям, предусмотренным ст.ст. 380-383 УПК РФ, видимо, руководствуется положением ч. 4-6 ст. 377 УПК (смотри приложение), которое, ограничив ее полномочия, тем не менее, не освободил ее от обязанности отменить всякий незаконный приговор по любым основаниям и дать мотивированный ответ на все доводы кассационной жалобы, как это установлено ст.384 УПК. Для такого положения дел есть вполне логичное объяснение и даже правовое обоснование его. Например, несмотря на то, что закон предусмотрел норму, по которой суд касационной инстанции обязан дать ответ на все доводы жалобы, это требование почти никогда не выполняется. А поскольку   в УПК остутствует санкция за подобное нарушение, то норма оказывается не работающей, так, как любое правило должно предусматривать отрицательные последствия за его невыполнение обязанным лицом. В данном же случае Вам могут вполне обоснованно заявить, что  подобное нарушение, согласно УПК не влечет отмену судебного акта, вынесенного с таким нарушением. В подтверждение своей правоты Вам могут сослаться на норму ст.ст. 360, 384 УПК, согласно которой ваши доводы, как бы вообще не должны играть роли в кассационной инстанции, т.к. она «не связана доводами кассационной жалобы… и проверяет дело в полном объеме в отношении всех осужденных».

Мы говорим об этом не для того,  чтобы вы не предпринимали попыток убедить кассационную инстанцию в необходимости пересмотра дела, а для того, чтобы вы имели представление о том явлении, с которым столкнулись и били в ту точку, которая обещает лучший результат.

3.8. Что касается формы кассационной жалобы, ее текста, то мы, также, как и в случае с надзорной жалобой не рекомендуем растягивать ее более, чем на 2-3 страницы. Тем более, что многие доводы можно более подробно раскрыть в устном выступлении. При этом, желательно, чтобы ваши усилия по написанию жалобы были объединены с усилиями ваших родных и адвоката. Что мы имеем в виду. У вас могут могут быть собственные представления и соображения по поводу жалобы. Зачастую они бываю действительно ценными. Но мы рекомендуем обсудить их с адвокатом, либо хотя бы передать ему свои соображения с тем, чтобы он дал по ним свое заключение, а также изложил их в более официальном и серьезном виде (хотя бы отпечатал на пишущей машинке).

И в заключение, мы хотели бы еще раз обратить ваше внимание на то обстоятельство, что между кассационной и надзорной жалобой очень много общего. Главное среди этого общего – основания для отмены или изменения приговора абсолютно одинаковы (см. ст. 379, ч. 1 УПК). Поэтому и многие методические советы и рекомендации для написания кассационной жалобы распространяются и на надзорную жалобу. Изучив информацию из данного буклета, поняв ее суть, вы сможете использовать ее и в дальнейшем при написании надзорной жалобы. И наоборот, многое из буклета «Как писать надзорную жалобу» будет полезно вам узнать для работы на кассационной стадии. Например, в следующей редакции этого буклета, мы планируем поместить несколько примерных образцов жалоб для более наглядного представления, которых мы рекомендуем вам придерживаться.

 

 

P.S.  Некоторые особенности кассационного обжалования приговоров, вынесенных судами с учасием присяжных заседателей.

 

С 1993 года в российской системе уголовного правосудия начал свою деятельность новый ее институт – суд присяжных. Согласно частям 2 и 3 ст.15 УПК РСФСР каждый гражданин, обвиняемый в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание 15 лет лишения свободы и любое другое, более строгое, имеет право на рассмотрение его дела этим судом. Хотя это замечательное нововведение и было почти сразу же “заморожено” на неопределенный срок бывшим Верховным Советом РСФСР, однако, на территории  9-ти регионов (Ставропольского края, Ивановской, Московской, Рязанской и Саратовской областей, Алтайского и Краснодарского краев, Ульяновской и Ростовской областей) в порядке эксперимента были сформированы и довольно успешно работают такие суды. Этот перечень к настоящему времени пополнился и другими субъектами федерации. После принятия Конституционным Судом РФ 2 февраля 1999 года Постановления № 3-П, принятого во многом благодаря запросу судьи Московского городского суда и нашего друга Сергея Анатольевича Пашина судам запрещено назначение смертной казни на всей территории России до тех пор, пока все, кому такое наказание грозит не получат право на рассмотрение его дела судом присяжных. Это постановление, по нашему мнению, существенно ускорит процесс распространения деятельности таких судов на всю территоорию России. В связи с этим, многим крайне полезными могут быть некоторые рекомендации и соображения, касающиеся обжалования таких приговоров. Ведь от ошибки не застрахован даже суд присяжных.

Кроме этого, мы имеем некоторый собственный опыт, касающийся деятельности судов присяжных. Нам пишет очень большое количество людей, мы читаем приговоры и некоторые материалы дел, рассмотренных судами присяжных, анализируем другую информацию, на эту тему. Этим опытом мы также хотели с вами поделиться в этом буклете.

Основная особенность обжалования такого приговора заключается в том, что для его отмены предусмотрены несколько иные основания, касающиеся односторонности и неполноты судебного следствия, чем указанные в ст. 379 УПК, которая распространяется на обычные приговоры. Сравните их, внимательно прочитав в приложении и вы поймете, что из четырех оснований, по-сути, для таких приговоров оставлено только три, не касающиеся установления фактических обстоятельств (только нарушения процессуальные, неправильное применение УК РФ или несправедливость приговора). Вы не сможете не заметить, что основным отличием такой односторонности и неполноты в одном и другом случаях является акцент на исследовании либо неисследовании допустимых и недопустимых доказательств.

Так, если при производстве в обычном суде исследование судом недопустимых доказательств даже, если защита многократно просила исключить их, само по себе не влекло отмену приговора, то применительно к суду присяжных – это безусловное основание для отмены его приговора. Это легко понять. Ведь вердикт о доказанности или недоказанности обвинения, снисхождении и особом снисхождении выносят не юристы, а обычные люди, которые не могут знать всех тонкостей допустимости или недопустимости доказательств. Поэтому важно, чтобы им стали известны только те доказательства, которые “чистые”, т.е. допустимые.

УПК жестко ограничил основания, которые влияют на односторонность и неполноту судебного следствия. Ранее мы говорили, что для обычного приговора односторонним и неполным является дознание, предварительное или судебное следствие, “которые оставили невыясненными такие обстоятельства, установление которых могло иметь существенное значение при постановлении приговора». Т.е. это могло выразиться в чем угодно. Кроме того, УПК говорит о том, что такая односторонность и неполнота в отличие от случаев обычного приговора, только тогда является основанием к отмене приговора, когда относится к самому судебному следствия, а не к предварительному или дознанию. Другими словами, в жалобе бессмысленно говорить о том, что предварительное следствие было неполным и односторонним, т.к. были получены какие-либо недопустимые доказательства (или наоборот, следователь отказался приобщить доказательства Вашей невиновности). Необходимо указывать о том, что не сделал или сделал суд.  Бесполезно также ссылаться на то, что судебное следствие было неполным и односторонним, если при этом у вас нет аргументов в пользу того, что какие-либо доказательства не были исследованы, либо были исследованы полученные с нарушением закона (какие док-ва считаются полученными с нарушением закона или недопустимыми, смотрите выше и приложение).

Безусловно, суд присяжных – самый прогрессивный институт нашей судебной системы. Поскольку правосудие осуществляется не представителями номенклатуры, которые подвержены всем человеческим слабостям, связанным с обладанием властью, этот суд имеет несравнимо больше оснований считаться народным и справедливым. Говорят “глас народа –глас Божий”. Однако Вам не следует забывать, что “правит бал” в судебном заседании председательствующий – т.е. представитель номенклатуры, интересы которой зачастую противоречат представлениям о справедливости и гуманизме абсолютного большинства населения, передовым идеям.

При достаточно жестком и хитром подходе один такой человек может свести на нет все плюсы, которые мы получаем от суда присяжных. Арсенал средств опытного  искушенного в приемах “подковерной борьбы”, интриг и подтасовок представителя номенклатуры от “третьей власти” достаточно широк. От  наводящих вопросов, до фальсификации протокола судебного заседания и прямого давления на мнение коллегии присяжных в напутственном слове. Все такие “моменты” требуется тщательно фиксировать, чтобы Ваши доводы и аргументы были абсолютно подтвержденными, доказанными и убедительными для высших судебных инстанций, о которых тоже нужно иметь объективное представление. Ведь к достаточному количеству даже  высших чиновников нашей судебной власти  применимы слова  поэта: “А судьи кто? За древностию лет к свободной жизни их вражда непримирима!”. Эти люди отнюдь не с распростернтыми объятиями встречают  все, что свидетельствует о чем то новом и не подвластном им.

Поэтому Вам необходимо, вооружившись всеми знаниями и советами, которые изложены в этом буклете запомнить еще одну особенность обжалования приговора, вынесенного судом присяжных. Эта особенность как раз и касается позиции и объективности председательствующего на суде, который должен выполнять роль “рефери”, следящего за корректным ведением процесса, но ни в коем случае и косвенно не должен выражать свою позицию по делу или свое отношение к тем или иным доказательствам (кроме, как по вопросу их допустимости). Огромные возможности для оказания влияния на вердикт присяжных заложены в напутственном слове, которое председательствующий произносит для присяжных перед тем, как они удалятся в совещательную комнату.

Ч.2 ст.379 УПК РФ устанавливает ограничения на возможность отмены приговора суда присяжных и в случае нарушения председательствующим принципа объективности и беспристрастности. Так, вы не вправе ссылаться на то, что председательствующий в напутственном слове, например предложил присяжным принять во внимание какое-то доказательство и не принимать другое, как менее достоверное. Вы даже не можете ссылаться на то, что он высказал свою позицию и назвал вас преступником, либо свое мнение о том, что вас “минимум нужно расстрелять” и т.д. Вы не можете этого делать и при этом рассчитывать на успех, если вы не заявили свои возражения против этого непосредственно после напутственного слова.

 

Прим. В качестве примеров использованы случаи из собственной практики, а также сведения из обзоров судебной практики ВС РФ.

 

НАДЗОРНОЕ ОБЖАЛОВАНИЕ И ПЕРЕСМОТР ПО ВНОВЬ ОТКРЫВШИМСЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ

 

Более подробное внимание надзорному обжалованию было уделено в брошюрах с одноименным названием, издаваемых другими НПО, в частности, ОЦС. Определенную пользу для наглядного представления об организации взаимодействия нижестоящих и вышестоящих судов при проверке законности и обоснованности приговоров, определений и постановлений, выносимых в ходе отправления уголовного правосудия может иметь схема 5, которая, однако, не включает в себя институт пересмотра приговоров по вновь открывшимся обстоятельствам.

            Пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам – третий и наименее  распространенный способ пересмотра приговора. Нельзя, однако, считать, что этот способ третий по порядку, т.к. он может быть и первым и вторым и единственным. Одна из первых причин, по которой этот способ не получил должного признания – его почти полная зависимость от органов прокуратуры на местах. Тем не менее этот способ является частью системы уголовного правосудия и должен быть освещен в данной брошюре хотя бы и схематично, как, возможно, последняя надежда для некоторых осужденных на справедливость (когда, например, пройдены все иные инстанции).

 

СХЕМА 6