Ходатайство адвоката

По делу о мошенничестве в крупном размере

                                                                                  Следователю следственного отдела

                                                                                  ОВД «Митино»

                                                                                  С-ко С.А.

 

                                               От адвоката Огородникова И.В., осуществляющего представительство

                                                                                  интересов (защиту)

                                                                                  Г-на В. М. по уголовному

                                                                                  Делу, возбужденному по ст.159 ч.2 УК РФ

 

                                              

ХОДАТАЙСТВО

 

            1) Из постановления о возбуждении уголовного дела следует, что данное дело возбуждено в отношении неизвестного лица, якобы похитившего у гр-на В-на мобильный телефон. Между тем из обстоятельств дела видно, что данное постановление не основано на фактических обстоятельствах, в том числе, подтвержденных материалами дела. Фактически, как пояснял В-н А.Д., телефон у него попросил Г-н Александр, которого он знал ранее, как завсегдатая Интернет-кафе, в котором работает В-н А.Д. В тот же день Г-н В.М. связался по телефону с владельцем телефона и объяснился, что он нечаянно разбил телефон, выронив его из рук. После чего попытался отремонтировать его, т.к. сразу у него не было возможности купить другой такой телефон взамен разбитого, а возвращаться без телефона Виталий  боялся. Он обратился к лицам, которые принимают на ремонт и покупают-продают  б/у сотовые телефоны и попросил отремонтировать телефон, заменив треснувший корпус. Через некоторое время, когда Виталий вернулся за телефоном, ему сказали, что замена корпуса бесполезна в связи с повреждением дисплея и телефон отремонтировать не удастся, поэтому ему предложили купить другой телефон, пообещав, что могут принять разбитый на запчасти за 500 рублей. Виталий пытался решить вопрос с ремонтом, т.к. денег на покупку телефона не было. Когда убедился, что телефон восстановить не удастся, испугался еще больше и поехал к своей девушке посоветоваться и попросить помощи. Т.к. девушки не оказалось дома, он долго ждал ее на улице. А после этого решили вместе, что он должен позвонить хозяину телефона и все объяснить, пообещав вернуть такой же телефон или заплатить его стоимость, т.к. за поврежденный телефон он смог выручить только 500рублей. Но когда Виталий позвонил В-ну Александру вечером того же дня, то узнал, что Александр уже подал заявление в милицию и возбудили уголовное дело. Виталий просил забрать заявление, обещая дать любые гарантии, что купит такой же телефон или возместит его стоимость. Но Александр сказал, что в уголовном розыске ему сказали, что он не может забрать заявление и сказали что вести переговоры по этому поводу бесполезно, т.к. Виталия они все-равно посадят. Позже, когда сотрудники уголовного розыска беседовали с мамой Виталия, они также сказали, что Виталий «попался» и они его все-равно посадят, потому что он, якобы обманул одного из оперативников, представившегося Александром Борисовичем, не захотел стать негласным сотрудником или помочь «посадить» им кого-нибудь, кто употребляет наркотики.

            Естественно, после этого, Виталий был очень сильно напуган и расстроен и когда они с мамой приехали к родственникам в г.П. Московской области за советом и помощью, ему стало плохо на нервной почве и он попал в больницу. При этом Виталий просил, а мама пыталась постоянно урегулировать конфликт с Александром, приходила несколько раз к нему на работу, т.к. позвонить не имели возможности – старый номер мобильного был заблокирован, а домашнего телефона не знали и им никто не давал домашний телефон. При этом, мама Виталия объясняла, что готова дать любые гарантии возмещения стоимости телефона. Однако, сложилось впечатление, что Александр стал избегать встречи с ними, т.к. сотрудники обещали, что тот будет в какое-то время, но каждый раз его на месте не оказывалось, а другого места (жительства) ни Виталий ни родители не знали, а оперативники отказывались сообщить или содействовать в урегулировании спора, постоянно выражая обиду на Виталия за его нелояльное отношение к их предложению и «обман».

            Именно по этой причине и только после консультации адвоката, 01.01.0001г. удалось организовать встречу с Александром В-ным. Однако, когда ему предложили в очередной раз возместить ущерб, как и обещал Виталий в тот же день, Александр сначала пытался  по телефону избежать встречи, но затем его удалось уговорить. Выглядел он напуганным, в разговоре пояснил, что он, к сожалению, ничего уже не может сделать и сомневался, принимать ли ему возмещение стоимости телефона. При этом в беседе он признавал, что у него сейчас нет 100% уверенности, что Виталий не собирается ему возвращать телефон или его стоимость,  т.к. на самом деле Виталия он знает как завсегдатая этого заведения, знает, что Виталий живет в одном с ним районе и что похищать телефон у знакомого совершенно не разумно, т.к. деться Виталий с вырученными за него деньгами никуда все равно не сможет. Но он был сильно обижен и рассержен на Виталия, что тот так долго не возвращался. Когда же выяснилось, что с телефоном пропали и все контакты (имена и номера телефонов), он расстроился еще больше. А тут еще сотрудники розыска настаивали на том, что дело в любом случае дойдет до суда. Принимая от мамы Виталия по поручению самого Виталия, находившегося в то время в больнице, названную им стоимость телефона и самостоятельно определив размер добровольной компенсации морального вреда, который Александр понес из-за того, что не имел в течение нескольких дней мобильной связи и потерял все контакты из записной книжки в памяти телефона, Александр сожалел, что так все получилось по недоразумению. В расписке Александр собственноручно подтвердил свою позицию – он считает, что имущественный ущерб и моральный вред был причинен ему «повреждением и утратой телефона», а не хищением, как это предполагает диспозиция ст.159 УК РФ. Кроме того, он не имеет никаких претензий в этой связи к Виталию, в том числе в связи с отсутствием в течение длительного времени у него мобильной связи и утратой номеров телефонов его контактов.

Таким образом, в данном случае имеет место гражданско-правовой деликт, подлежащий разрешению в порядке гражданского судопроизводства, который, к тому же, был урегулирован во внесудебном (добровольном) порядке по соглашению сторон.

С учетом обстоятельств дела и данного ходатайства, умысел на хищение (безвозмездное обращение в свою собственность или владение вопреки воле собственника) не может быть с достоверностью установлен никакими доказательствами, поскольку это противоречит фактическим обстоятельствам дела, изложенным в данном ходатайстве и является исключительно субъективной стороной состава, предусмотренного ст.159 УК РФ.

Кроме того, в соответствии с ч.2 ст.14 УК РФ не является преступлением действие, которое хотя формально и содержит признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, однако не представляющее общественной опасности в силу его малозначительности. В любом случае, Г-н В.М. подлежал бы освобождению от уголовной ответственности даже в случае если бы имелись неопровержимые доказательства его умысла на хищение, в силу ст.ст. 75 либо 76 УК РФ.

Между тем, согласно материалам дела, наличие такого умысла не только не подтверждается позицией Виталия, но как минимум, ставится под сомнение обстоятельствами, указывающими, что Г-н и действующие по его поручению родственники предпринимали неоднократные попытки возместить причиненный повреждением телефона ущерб и как только представилась такая возможность – возместил ущерб. А также позиция В-на А.Д., фактически признавшего, что причиненный ему ущерб является следствием неосторожности Виталия, его трусости и недоразумения, а не умысла на хищение.

           

2) Вместе с тем, хотя личность Виталия  была известна и практически сразу же установлена, в материалах проверки, послуживших поводом для возбуждения уголовного дела, этот эпизод необоснованно числился как «неочевидное преступление», все «заслуги» в раскрытии которого, т.о. могли приписать себе сотрудники органа дознания, принимавшие заявление и собиравшие материал проверки.

            От этих же сотрудников постоянно поступала недостоверная информация о том, что якобы Виталий скрывается, что он уехал к бабушке (которая умерла пол года назад), что его нет дома после выписки из больницы и т.д. Эта информация, поступавшая к следователю, кроме того, что не соответствовала действительности, опровергается официальными доказательствами (справка из ПГБ, справка о смерти бабушки и др.), преследовала единственной целью убедить следствие в необходимости объявления Виталий в розыск, а также заключения его под стражу.

            Нами следователю была представлена справка из ЛПУ, где находился на стационарном лечении Г-н В.М. В деле имеется ордер адвоката, участие которого во всех мероприятиях в рамках предварительного расследования  данного дела является по закону обязательным. Таким образом, все доводы о том, что Виталий скрывается, либо уклоняется от явки по вызовам следователя не имеют под собой никаких оснований. В соответствии с нормами УПК РФ, все следственные действия производятся с участием адвоката. Таким образом, в случае если бы Г-на В.М. действительно вызывали для производства следственных действий (после выписки из ЛПУ), то ему надлежало под роспись вручать повестку (ст.188 УПК РФ). При этом, с учетом обязательного участия защитника (адвоката), проведение следственных действий с Г-ным В.М. в отсутствие приглашенного им (его родственниками) адвоката, с которым заключено соглашение, не допускается. Следовательно, обо всех следственных мероприятиях должен быть официально извещен и адвокат (с согласованием времени такого мероприятия с графиком занятости адвоката, который осуществляет свою деятельность в качестве основной правоохранительной деятельности, являясь равноправным участником уголовного судопроизводства со стороны защиты). И только в случае, если адвокат не может принять участие в производстве конкретного следственного действия в течение 5 дней, следователем может быть решен вопрос о замене адвоката и, следовательно, о вызове Г-на В.М. для следственного действия без участия избранного им защитника.

            Дата конкретных следственных действий (опознание, допрос, очная ставка) была согласована следователем со мной на 30.10.2007г. с 15-00. Никаких доказательств об извещении меня или Г-на В.М. в установленном законом порядке о вызове для каких-либо следственных действий на друге даты не имеется. Таким образом, не основанными на законе являются ссылки представителей ОВД «Митино» на необходимость объявления Г-на В.М. в розыск или заключения его под стражу в связи с якобы его отсутствием  по месту жительства и неявкой по вызовам следователя. Кроме того, если бы Г-н даже действительно в моменты звонков или визитов к нему домой сотрудников ОВД, отсутствовал дома, никаких ограничений времени отсутствия, передвижений законом для него не предусмотрено.

            В связи с изложенным, на основании ст.ст. 212, 213, 119 УПК РФ

                                               ПРОШУ:

  1. Произвести выемку письменного доказательства и приобщить к материалам дела копию расписки В-на А.Д. от 15.10.2007г. в которой он подтверждает отсутствие претензий к Г-ну В.М. в связи с повреждением и утратой последним принадлежащего В-ну телефона (сверив ее содержание с оригиналом);
  2. Принять меры процессуального характера, направленные на недопущение оказания давления на стороны по данному делу сотрудниками уголовного розыска ОВД «Митино» путем представления недостоверной информации о месте нахождения Г-на В.М., о правах сторон и иным путем, исключив возможность их влияния на ход расследования дела;
  3. Прекратить уголовное дело по основанию п/п 2 п.1 ст.24 УПК РФ.

 

 

Приложение: Копия расписки В-на А.Д.

 

            00.00.2____г.                                    Адвокат                                 И.В.Огородников