Речь адвоката в прениях

По делу о похищении человека

(ПРЕНИЯ по делу Д-ва и Е-ва)

Уважаемые присяжные заседатели.

 

1) Входя в здание суда, каждый день на доске информации вы видели списки дел с указанием фамилий подсудимых, судей, номера зала и статей УК РФ. Наверное, почти все из вас обратили внимание, что практически по всем делам в графе «статья УК РФ» было указано ст.105 УК РФ. Мособлсуд, суд присяжных не рассматривает любые дела. Только с наказанием от 10-15 лет. Но где трупы по делу в отношении Сергея Д.? Где беспомощные жертвы насилия? Может быть есть покалеченные, ставшие инвалидами или лишившиеся крыши над головой? Или продавшие секреты иностранным разведкам и причинившие миллиардный ущерб государству или кому-то еще? Ничего этого нет...

Но что есть так это – угроза весьма реального срока, в течение которого родные и близкие не увидят Сергея. И есть два сотрудника особого отдела, не поделившие время и место в бане с компанией, в которой оказался Сергей Д..

 

2) Я, кстати, как и Сергей вырос в простой рабочей семье, в очень провинц.шахтерском городке. Фактически воспитывала меня мама одна на свою зарплату 90-100р. Адвокатом я стал неожиданно и можно сказать случайно после многолетней работы в правозащитной организации, пытавшейся бороться с пытками в правоохранительных органах и проблемами издевательств в местах лишения свободы. В свою очередь правозащитником стал после того, как будучи сокращен из ВС СССР, сам поработал в уголовном розыске и обо всех перегибах нашего правосудия узнал на собственном опыте. Но первый опыт общения с законом имел еще в детстве и юности. Т.к. не раз приходилось бывать в стычках. А поскольку мужского фактора в семье не хватало то я был не достаточно уверен в себе для того чтоб чувствовать себя в этих ситуациях уверено и адекватно жестко. По крайней мере, три или четыре раза мне ломали нос, бывало и сотрясение. Но до суда дело никогда никто не доводил. Со многими из тех кто имел отношение к моим травмам я потом поддерживал неплохие отношения, впрочем как и другие со мной, когда я одерживал верх, Мы мирились, признавали тем самым свою взаимную неправоту.

Но в данном случае Сергею не повезло. С другой стороны оказались люди не простые. Я бы сказал люди особенные. Особисты. Ибо в органы ОГПУ-НКВД-МГБ-БГК-БСФ всегда отбирались люди со своеобразными нравственными установками. Это своего рода элита. Номенклатура. Ведомство избранных.

 

3) Однако, Сергею повезло в другом. Для него, в отличие от Е-ва суд присяжных был недопустимой роскошью. Ведь за преступление в котором его решили обвинить за компанию с Е-вым, по российскому закону д.б. судить обычный суд. Угадайте какие шансы быть оправданным таким судом у него были бы тогда?

Разница между обычным судом и судом присяжных... Вот например что об этом говорит Сергей Пашин – ученый юрист, сам проработавший до того, как стал вести популярную передачу на ТВ судьей Мосгорсуда : «Присяжные заняты не проведением в жизнь закона, а заняты судьбой конкретного человека. Вот те, кто хочет одеваться в готовые тюремные платья, могут идти в обычный суд. А вот те, кто хочет индивидуального вердикта, должны идти в суд присяжных, потому что суд присяжных будет разбираться с данным человеком, а не с его образом конвейерным, который в глазах судьи или прокурора. При этом суд присяжных исходит из двух посылок, которых, возможно до конца не понимают. Никакого уголовно-правового отношения нет. Уголовно-правовое отношение это выдумка лиц, которые воображают, что реальный мир строится так, как записано в их схемах. На самом деле преступление - не есть деяние, запрещенное уголовным законом под страхом наказания. Это только необходимый элемент, но недостаточный. Преступление - это этикетка, оценка. В зависимости от того, как вы представите себе то или иное деяние, оно окажется преступным или непреступным.»

По одному делу женщина зарезала своего сожителя. Он вернулся из тюрьмы, а Иваново - город невест, Ну, она долго терпела то, что он над ней вытворял, а потом не выдержала и его зарезала. И присяжные, решив, что, действительно, ее сожитель погиб от ножевого удара, что доказано, что удар нанесла она, на вопрос, виновна ли подсудимая, ответили: "нет, невиновна". Эту подсудимую - Кравцеву освободили в зале суда. Прокурор по этому поводу написал в Верховный суд, что вердикт противоречив. Как же так? Доказано, что нанесла удар, желая лишить жизни, и невиновна. На это Верховный суд сказал, что вопросы о доказанности и виновности это разные вопросы. И получилась для юристов непривычная вещь, что деяние, которое подпадает под признаки преступления, может оказаться не преступлением в данном конкретном случае.

Для наших присяжных очень важно соображение справедливости всей процедуры. Изрядная доля людей была оправдана присяжными просто потому, что к ним применялись физические пытки или по мнению присяжных доказательства были, как бы это мягче сказать... подтасованы. У присяжных кроме т.н. «юридического внутреннего убеждения» есть еще предзнание, то есть присяжные приносят в суд некое представление о нормальном ходе вещей на этой территории. И даже если судья запрещает перед присяжными прямо говорить о пытках или фальсификации доказательств или еще о каких то нарушениях или так сказать странностях следствия, то это не значит, что присяжные глупы и не понимают. Поэтому до того, как случилась эта история с Курочкиным, когда Верховный Суд по сути запретил обсуждать перед присяжными эти моменты, присяжные оправдывали массу народа только потому, что к ним применялись пытки или доказательства фальсифицировались. Присяжные нашего общества занимаются не только деянием подсудимого, но и поведением правоохранительных органов. Присяжные работают еще и с человеческим измерением. Если присяжные знают, что человек отсидел два года, перед тем как его начали судить, то они делают определенные сугубо человеческие, не искаженные профессиональной юридической деформацией выводы.

 

Именно поэтому, когда мы в конце мая 2006г. узнали, что Е-ву изменили обвинение на часть 3 ст. 126 УК, а дело Сергея было объединено с делом Е-ва из-за банно-террористического эпизода, мы без колебаний первыми заявили ходатайство о рассмотрении дела присяжными. Хотя, наше ходатайство не имело бы силы в случае, если бы Е-в попросил обычного суда.

 

Единственный эпизод по которому обвиняется Сергей Д. рассматривается совместно с делом о похищении и вымогательстве только потому что Потерпевший-2 и Потерпевший-1 выдвинули согласованную с обвинением версию, что с другой стороны в драке было 3 чел. И дело автоматически объединили с делом Е-ва.

 

4) Вопросы, которые судья подготовил для вас изложены почти на четырех страницах довольно убористого текста. Их четырнадцать. Но только два из них касаются причастности Сергея Д. и относятся они к банному эпизоду. Один вопрос – общего характера, касающийся доказанности получения потерпевшими 10 мая 2004г. телесных повреждений. Вопрос о снисхождении не в счет, т.к. правовые последствия ответа на него не сильно смягчают участь кого-либо в наших судах.

 

Во вступительном слове я предупреждал вас о тех ключевых моментах, на которые невозможно не обратить внимание если вы хотите вынести справедливый вердикт.

 

5) Итак, экономя ваше время и внимание я воздержусь от рассуждений по поводу ответа на первый вопрос. Доказано ли что Потерпевший-1 и Потерпевший-2 получили именно те телесные повреждения, которые зафиксированы в заключении судмедэксперта и что эти повреждения если кратко, были причинены кулаками и/или ногами в ходе драки с другими лицами. При этом, формулировка вопроса видимо, предполагает, что в случае положительного ответа на него д.б. исключено что у потерпевших оказался сломан нос и два ребра в результате несчастных случаев (ну, например, из-за нахождения в нетрезвом виде или ДТП.) Ответ на этот вопрос исходя из тех доказательств в исследовании которых вы участвовали, предполагается утвердительным. Ни непосредственные очевидцы события 10 мая 2004г. ни сам Е. ни в коей мере не ставят это под сомнение. Эксперт дает заключение, что хотя эти же повреждения могли быть причинены и ранее 10 мая и при падении или несчастном случае, не исключает того, что они образовались в результате драки 10 мая.

 

5.1) При этом у вас, как и у меня и вообще любого нормального человека не могло не возникнуть вопроса, о том, из-за чего и в результате какого инцидента произошла эта драка? Или как говорят юристы о мотивах. А также о целях, которые преследовали потерпевшие от БСФ, упорно проталкивающие версию о том, что все это произошло во время их антитеррористической деятельности и не менее упорно отрицающие то, что это была тривиальная стычка четырех самцов по очень прозаичному банному поводу, не имеющему ничего общего с кровопролитной и затяжной Контр-террористической операцией на Северном Кавказе. При этом, учитывая, что потерпевших консультировало и направляло следствие, очевидно, следствие и обвинение вкладывало в эту деталь какой-то уголовно-правовой смысл, который должен был как-то отразиться на судьбе подсудимых. Зачем это было нужно если из вопросных листов исчезло какое-либо упоминание обвинения об ответственном задании, выполнение которого было сорвано компанией, в которой оказался Сергей Д.? Об этом мы еще вспомним.

Хотя поскольку Д. обвиняют в конкретном преступлении, предусмотренном УК РФ, а не просто в том, что он участвовал в драке и кого то ударил, то следует вспомнить и о том, что судмедэксперт перед нами, что вывод о средней тяжести вреда здоровью был сделан им как бы это сказать авансом(и аванс этот вновь в пользу обвинения, а не защиты)., т.к. всех медицинских документов следствие не представило. Кроме того, в аналогичных случаях другим потерпевшим нередко устанавливают легкий вред. Эксперт пояснил, что вообще-то с такими травмами не госпитализируют. И уж тем более не кладут в стационар с переломом носа. Зачем нужно было устраивать этот спектакль с госпитализацией – можно догадываться. И тем не менее, ответ на первый вопрос напрашивается скорее утвердительный.

 

 

6) Таким образом, ответив на первый опрос, мы должны дать ответ на следующий вопрос в отношении Сергея – вопрос №7. Т.к. перед вами сейчас нет опросных листков, то я бы очень рекомендовал вам пометить себе где-то этот номер и кратко его суть. Вопрос этот сводится к тому, сумело ли государственное обвинение без нарушения закона и правил, установленных для него (не нами, надо заметить), а самим государством, без подтасовок и ухищрений представить вам доказательства того, что Д. С.В. не просто присутствовал в этой компании в ночь с 9 на 10 мая 2004г., когда произошел этот инцидент. Что он не просто приехал в генеральскую баню, предназначенную со слов потерпевших для «генералов» и командования части, не будучи ни генералом ни представителем этого самого командования, а лишь бывшим военнослужащим сверхсрочной службы. Что он не просто находился там ночью в компании двух девушек, одна из которых была замужем. Что он не просто находясь там собирался распивать с ними спиртное. Это все, хотя и может быть оценено мною или кем то из вас, как поведение не вполне христианской и не самой высокой морали и нравственности и даже, может многими осуждаться. Но тем, не менее, не влечет уголовной ответственности в виде скажем, ну даже 5 лет лишения свободы.

Мне очень нравится фильм «Место встречи изменить нельзя». И я не без симпатии отношусь к Глебу Жеглову, его умению выйти из положения. Помните, сцену, когда нашелся Фокс – настоящий убийца Ларисы Груздевой. Шарапов, озабоченный судьбой человека, невинно пострадавшего от его коллег из системы уголовного правосудия искренне считает, что извинение и признание ошибки – это тот минимум, которым они обязаны Груздеву, отсидевшему под следствием несколько месяцев. На что Глеб без тени смущения с удивлением отвечает – «Не виноват?! Ему просто надо было с женщинами своими вовремя разбираться и пистолеты не разбрасывать где попало». Как юрист, я не могу согласиться с такой логикой, но как человек, в душе вынужден с ней считаться. Логика Глеба железная - «Мы ведь разобрались, А он и насидел как раз адекватно своим ошибкам.»

Вопрос №7 не предполагает вашей оценки, совершил ли Сергей Д. что-то не вполне хорошее, аморальное. УК РФ, прокурора, председательствующего судью это не интересует. И если вы ответите на него утвердительно это будет означать что вы прошли пол-пути к его осуждению на длительный тюремный срок, Хотя долгие месяцы в течение предварительного следствия и суда Сергей уже отсидел и в этой части его наказание даже по логике Глеба Жеглова искупило совершенные им ошибки и просчеты.

Но вопрос № 7 предполагает, что у вас не возникло и тени сомнения в том, что обвинение и сотрудники Ос.Отд. привлекли Сергея Д. к этому делу справедливо, честно и законно.

А с этим, я уверен, как раз серьезные проблемы. И чтобы не быть голословным давайте вспомним все, что мы здесь слышали и перейдем, как говорится к фактам.

 

8) Из лиц, которые непосредственно присутствовали при инциденте 10 мая 2004г. в суде мы слышали

– двоих сотрудников БСФ, представленных нам как потерпевших,

- Гущину Светлану – одну из двух девушек, приехавших с группой ребят,

- К-на – солдата срочной службы –банщика,

- Е. – одного из участников драки на противоположной стороне.

Формально, все, кроме Е. были представлены как свидетели стороны обвинения и по ее инициативе. Но это формально.

Но важно разобраться в другом - по существу обвинения, предъявленного Сергею, чью правоту они подтверждают. Т.е. являются ли они фактически обвиняющими или оправдывающими Сергея.

А для этого важно – не то, что касается многочисленных нравственных аспектов инцидента, деталей происшествия, одежды участников, описания последовательности всех событий. Вовсе не это. Тогда что? Правильно! Что они говорят о роли Д. в инциденте и о том, действительно ли против потерпевших от БСФ действовали три человека, поскольку иначе роль Д. в драке теряет смысл.

 

8.1. С этой точки зрения что мы имеем:

- два сотрудника БСФ в целом (если отсечь детали) говорят о том, что дравшихся с другой стороны было трое и, следовательно, был Д..

- Два свидетеля, формально приглашенные обвинением Г-на и К-н говорят, что насколько они могут судить о происшедшем, дерущихся было всего четверо (л.д. 79 т.5) т.е. двое избивали двоих – К-н. При этом драка происходила очень скоротечно. И когда К-н говорит, что один из ребят (видимо Е.) пинал одного из БСФ (видимо Потерпевшего-2), он, ничего не говоря о втором пинающем Потерпевшего-2, подтверждает показания Г-ной, которая также при допросе непосредственно после инцидента говорила, что третий парень (а первые два – Рамиль и Сергей по кличке Кузя) в драке не участвовал, крови после возвращения в баню на нем не было и т.п. При этом в суде Г-на поясняла, что в момент когда завязалась драка, третьего, т.е. Д., видимо, не было, т.к. его посылали в магазин. При этом она могла видеть его на улице после драки, видимо, когда Е-в и К-в уже обнаружили удостоверение ОсОт (БСФ) и начали пытаться уладить инцидент с потерпевшими. Ведь никто не оспаривает, что третий (т.е. Сергей Д.) приехал вместе со всеми в баню – более того, он был за рулем, это был его автомобиль по доверенности, и что он впоследствии был в бане со всеми ребятами и сотрудниками Ос.Отд. почти до конца, в том числе пытался уговорить их на примирение. Это показания 2-х свидетелей.

- подсудимый Е.: - как на следствии так и в суде говорил в этой части одно и то же. А именно, что с их стороны в драке участвовали два человека – он и К-в, а третий парень, в драке участия не принимал. При этом у Е-ва были веские основания скрывать имя этого третьего, так как он не доверял следствию, организовавшему его опознание тремя из четырех потерпевших по серии вооруженных нападений на бензоколонки, в которых по счастливой случайности уже после состоявшихся опознаний Е-ва. признался настоящий преступник из другой области, также опознанный теми же потерпевшими. Если кратко Е-в знал, что никого в милиции не интересует виноват-невиноват. Поэтому если ищут третьего, то для обвинения и в дальнейшем для суда будет сделано все, чтобы этот третий оказался виновным несмотря на то, что он в драке не участвовал. Суд и прокурор изначально задавали вполне относимый к делу вопрос о том почему Е-в. Не доверял следствию. Если бы нам позволили выслушать ответ и огласили бы материалы дела, которые здесь тщательно обходили, то присяжным как и любым нормальным людям все стало бы понятно.

 

Кстати только тогда, после изменения обвинения, когда все узнали, что есть шанс на рассмотрение дела присяжными (23.05.06г.) Е-в. назвал фамилию третьего - Д.. Т.к. в отличие от обычного суда, появилась вера в то, что присяжные не осудят невиновного, поскольку они не связаны никакими корпоративными – прокурорско-милицейско-судейскими интересами.

 

8.2) Итак, если распределить доказательства пока чисто по количеству по разным чашам весов, то что окажется:

В пользу участия в драке против ОсОт 2-х человек (что, очевидно, исключает участие Д.) - 2 свидетеля (вызванные обвинением)+подсудимый Е-в.+ позиция наша. Показания их всех в этой части согласуются и подтверждают нашу позицию.

В пользу участия в драке против особистов 3-х человек (что, скорее всего, подтверждает участие Д.) – 2 сотрудника ОсОт.

 

Итак, пока 4:2 в пользу защиты. Это предварительная оценка.

 

9) Однако многих из вас, вероятно не устроит ограничиться таким анализом доказательств. И совершенно справедливо... Для оценки их достоверности важно еще распределить эти показания на те, что даны лицами явно заинтересованными в исходе дела и теми, которые такой заинтересованности по нашим понятиям не должны иметь.

 

С этой позиции придется прийти к единственному выводу: в обвинении очевидно заинтересованы Потерпевший-2 и Потерпевший-1, а в защите – Е. и, естественно, сам Д.. Т.о. придется исключить эти постоянные из правой и левой частей «уравнения», что даст нам результат 2:0 в пользу защиты (Г-на, К-н).

 

10) Поскольку обвинением были предприняты попытки посеять сомнение у присяжных в достоверности показаний свидетелей, приглашенных самим обвинением, в частности, Г-ной. Придется остановиться на этом моменте. В целом претензии обвинения к показаниям этих свидетелей сводились к деталям, таким как в какой момент участники инцидента переоделись в простыни, в какой одежде они находились на улице, в какой момент Д. отлучился из бани и в какой именной момент и в какой одежде его вновь увидели в помещении бани. Именно в этих деталях пытались запутать обоих свидетелей (кстати Г-на, если помните, также поняла, какие показания от нее хотят услышать таким образом). Кстати, если бы нам позволили продемонстрировать вам схему места происшествия (любую, включая нарисованную самими потрепевшими) или осмотреть само место, то вы бы убедились, что, например Д. Г-на действительно после возвращения из магазина могла увидеть уже в простыне, т.к. он вернулся через центральный вход с переднего двора, прошел через раздевалку и попал в предбанник, ведущий к заднему выходу на задний двор где и происходила драка, а затем на улицу, где боевые действия уже свернулись.

Однако все эти детали, особенно если помнить сколько времени прошло с того времени не могут заставить нас усомниться в принципиальных пунктах показаний свидетеля. А я напомню, что это касается ответа на вопрос каково впечатление свидетелей по поводу количества участников драки и участия в ней собственно Д.. Никаких причин, почему мы не должны доверять Г-ной и К-ну в этой части нам не привели. Версия же что эти свидетели просто не видели Д., который все-равно в драке участвовал, потому что так говорят потерпевшие от БСФ и так хочется обвинению не убеждает.

Да если и принять эту логику, то нужно согласиться, что в нашем уравнении после исключения из него двоих свидетелей, которые просто не видели Д. дерущимся остается счет 0:0 (два потерпевших против двоих подсудимых). Скажите пожалуйста, есть ли у нас формальные основания доверять больше одной стороне чем другой? С точки зрения закона – никаких Иначе не приходится даже формально говорить ни о каком равенстве, состязательности и справедливости суда. А если счет 0:0 (хотя я настаиваю, что счет 2:0 не в пользу обвинения), то вынести обвинительный вердикт Сергею Д. не погрешив против элементарной логики и представлений о справедливости нельзя.

 

11) Что же можно сказать, если не ограничиться таким подходом, а попытаться вспомнить содержание показаний свидетелей с одной стороны и потерпевших с другой. Есть ли какие-то основания считать показания потерпевших идеальными и не вызывающими никаких сомнений в кристальности их совести и намерений. И есть ли основания считать показания свидетелей в части, подтверждающей доводы защиты лживыми? Ну с формальной стороны мы уже сказали, Что если бы это и было так, то налицо промах и серьезная ошибка обвинения, которое притащило в суд свидетелей, которым оно не доверяло и не вписавшихся в его версию. Вряд ли это так.

 

Если и есть расхождения в показаниях подсуд. и свидетелей, данных в разное время то их этих расхождений и небылиц уж никак не больше (а вообще-то меньше), чем у двоих борцов с банным терроризмом, с диверсантами и членами незаконных вооруженных формирований (НВФ), засевшими в генеральской бане и возжелавшими покушаться на святое святых – привилегию органов госбезопасности париться в генеральской бане в день Победы.

 

Итак, что с показаниями потерпевших?

Как следует из протокола опознания, Потерпевший-1, опознавая третьего драчуна уже настолько засомневался в том, что вторым парнем, наносившим удары Потерпевшему-2 был С.Д. что заявил о том что с равной вероятностью это мог быть Д., а мог и другой. Ведь именно так следует понимать опознание (а точнее неопознание) с вероятностью фифти-фифти.

 

12) При этом нам удалось добиться чтобы вы услышали хотя бы в общих чертах при оглашении проток. опознания как проводилось это опознание. Хотя в допросе свидетеля наблюдавшего за художествами следователя судьей было отказано в закрытом судебном заседании т.е. не только перед присяжными но даже в их отсутствии. О чем я вынужден был во всеуслышание заявить после того, как председательствующий попытался обвинить нас что мы якобы сами не стали требовать признания этого протокола незаконным перед судом.

Снимались вопросы ответы на которые могли хоть как-то заставить сомневаться в шаткой версии обвинения. Даже вполне логичный вопрос суда почему Е-в не доверял следствию и скрывал фамилию Д. был снят самим судом. Потому что ответ на него потребовал бы огласить перед вами те протоколы и документы из дела о которых обвинению ну никак не хочется, чтобы узнали присяжные.

Или другой пример - предположительный характер вопросов с нашей стороны - вопрос отводится. Но вопросы к эксперту - а возможно ли, и не исключается ли? - В порядке вещей.

Впрочем, отказано было и в оглашении и демонстрации многих обстоятельств, могущих убедить присяжных в том, что Д. обвинен несправедливо. Каждый раз когда мы ставили вопрос об осмотре места, или хотя бы схемы места происшествия, вызове свидетеля с нашей стороны, оглашении материалов, демонстрирующих настойчивое желание любой ценой сделать из Д. обвиняемого, а не свидетеля, а из Потерпевшего-1 потерпевшего а не свидетеля, как это положено по закону - нам отказывали. Ведь обвинение Д.С. предъявлено только по ст.112 УК РФ, т.е. за причинение средней тяжести вреда здоровью. Но у Потерпевшего-1 установлен только легкий вред здоровью а по ст. 115 УК он никому частного обвинения не предъявлял – еще один трюк обвинения. Правда, эти вопросы также снимались.

 

13) Не нужно, думаю, объяснять какие преимущества у статуса свидетеля перед подсудимым и у статуса потерпевшего перед свидетелем. Как свидетель, каковым он и является по данному делу, Потерпевший-1 не мог присутствовать при допросе др.свидетелей, другого потерпевшего, не имел бы преимущества слышать показания др.лиц и корректировать свои показания. Что же касается преимуществ простого свидетеля, каковым наряду с др.лицами (К-н, Г-на, Д-н, П-н) и должен быть Д. перед Д..-подсудимым то у правоохранит. органов, к коим я сам некогда имел отношение, есть железное правило - если есть очевидцы и потенциальные свидетели неподконтрольные следствию, чьи показания могут поломать предложенную версию, то такой очевидец д.б. переведен в статус обвиняемого, т.к. Сами понимаете, доверия показаниям обвиняемого, который к тому же много месяцев а иногда и лет в ожидании суда сидит в тюрьме, предстает перед судом и присяжными только под конвоем и как злодей из-за решетки психологически меньше чем свидетелю. Все просто. Следствию, а значит и Потерпевшему-1 со Потерпевшим-2 не нужен был Д. - свидетель. К-н и Г-на не в счет т.к. На тот момент (а в отношении Г-ной и сейчас) у особого отдела на обоих были эффективные рычаги воздействия. Не секрет, что любой вопрос с получением очередной звездочки на погоны, служебной карьеры, спокойствия семьи, проживающей в гарнизоне находится под прицелом особистов. А Д. к тому времени уже не служил, а работал с братом в Москве, повлиять на него было уже не так просто.

 

14) Кроме крайне противоречивых показаний потерпеевших (противоречий даже между собой – Потерпевший-2 говорил в суде, что третий начал избивать его до того как он упал, тогда как Потерпевший-1 столь же категорично подтверждал, что третий присоединился к драке, когда Потерпевший-2 уже лежал на земле) другие доказ-тва указывают, что Д. в избиении участия не принимал. Да вобщем-то, в связи с участием К-ва С его физическими данными 120кг, рост под 2м, сбившего Потерпевшего-1 с ног с одного единственного удара, как говорится, отсутствовала необходимость в участии кого то еще. Честно говоря, в описанной потерпевшими, свид. и Е-в картине происшедшего подходящее место для Д. трудно и представить. Его как бы некуда туда воткнуть ни в пространстве ни во времени. Как мы поняли, все происходило не более 10-15сек. Если Потерпевший-1 упал и потерял на коротк. время сознание от первого и единств. (судя по его тел.повр. да и показаниям) удара К-ва, то чем занимался К-в после того как закончил "избивать" в теч. 0,5 сек. Потерпевшего-1 - совершенно не понятно. Да и как же так, получается, как в анекдоте - играл, но не угадал ни одной буквы. - т.е. К-в, весом и ростом больше Потерпевшего-1 почти в 2 раза - 120кг бил бил свидетеля - и не оставил никаких следов.

А чем после того, как после первого же удара Потерпевший-1 потерял сознание должен был заниматься К-в? Ведь никаких тел.поврежд. он больше Потерпевшему-1 не причинил.

Тогда как чем занимался в это время Д. свидетели и сам Е-в объяснили - он отлучался и вернулся когда все уже закончилось.

 

И какая необходимость в таком случае была в участии Д.:

- Два борца с банным терроризмом, которые вышли на борьбу с незаконными вооруж.формир., диверсантами и террористами (л.д.84) без табельного оружия - в надежде справиться с вооруженными до зубов врагами голыми руками. Вспоминается библейская история –

И выступил из стана филистимского единоборец по имени Голиаф из Гефа ростом он шести локтей и пяди. Медный шлем на голове его и одет он был в чешуйчатую броню и вес брони 5 тыс. Сиклей меди, медные наколенники на ногах его и медный щит за плечами его и древко копья его как навой у ткачей а само копье его в шестьсот сиклей железа и пред ним шел оруженосец...

 

И сказал Филистимлянин Давиду: что ты идешь на меня с палкою ( и с камнями )? разве я собака?... подойди ко мне, и я отдам тело твое птицам небесным и зверям полевым.

 

Тогда подбежал Давид и наступив на него взял меч его и отсек им голову его... Филистимляне увидев что силач их умер побежали.

 

И вот оба борца с международным терроризмом отдыхают лежа после первого же удара. Никто из них при этом, как выясняется и не претендовал на роль Чака Норриса или Брюса Ли... Не очень правдоподобная версия... Подмочил эту версию и свидетель, вызванный обвинением К-н – звонили накануне в баню (со слов его напарника) из БСФ потерпевшие хотели заказать баню. Драка была дескать почему – потому что с обоих сторон были пьяные (ну, или выпивши).

 

15) После весьма путаных и противоречивых устных показаний потерпевших мы попросили без многословия и попыток запутать всех "объяснениями на пальцах" наглядно показать все на схеме, Это предложение не понравилось стороне обвинения. Мы предложили нарисовать схему собственноручно - опять незачет. Попросили предоставить возможность выйти и показать нам все на месте – категорический отказ.

что такое, в чем дело? Чего опасались т.н. Потерпевшие и обвинение? Ответ прост - наглядно все сразу станет ясно, где врут потерпевшие.

Теперь к вопросу почему они врали?

 

Уже 10.05. Л.д.84 по материалам дела следствию известна фамилия Д. Но ни одного документа объясняющего откуда она взялась. Ведь в бане по фамилиям никто не представлялся? И сами потерп. это подтвердили. А из л.д. 11 -рапорт о призн.преступл. спустя несколько дней якобы следует что избивали неизвестные гражд.лица. Почему согласно протоколу допроса Моргуна и др. документам, составленным спустя длительное время якобы сразу же всплыли фамилии ребят? Почему в запросах командиру части, составленых спустя длит.время фигурирует фамилия Д. а не К-в. если согласно другим документам якобы сразу же 10 мая были известны фамилии Е. К. И Д.? не потому ли что Д. как и Е. были в отлич. от К-в в/сл. сверхсрочной службы в той же части и в распоряжении БСФ были личные дела на Д. и Е. с их фото. Но не было на К-ва. т.к. он как пояснили свидетели и потерпевшие не был в/служ.

 

Сам Потерпевший-1 при повторном допросе вынужден был проговориться что он при проведении опознания опознавал не парня, кот.2г.назад избивал Потерпевшего-2 лежащего на земле после удара Е.

Он опознавал человека по фамилии Д., который как считали БСФ был в бане вместе с К-вым., Е. и двумя девушками.

Теперь ответьте себе на вопрос, способны ли вы опознать человека, которого видели первый и последний раз 2г.назад глубокой ночью да еще при таких неблагоприятных обстоятельствах - лежа на земле или получая тумаки в нос и якобы по затылку?

 

Лично я не уверен что опознаю в лицо человека с кем ехал вчера утром в лифте. При этом в совершенно более благоприятных условиях. Но у Потерпевшего-1 и Потерпевшего-2 не так - их память крепчает со временем. И если спустя 2 года Потерпевший-1 не уверен что третий парень в бане - Д. то по прошествии еще полугода он на вопрос прокурора уже помнит лучше не только, что Д. – это третий парень, который был с компанией в бане, а что это именно тот, кто участвовал третьим в драке.

Объясняется это тем же – Потерпевший-1 и Потерпевший-2 на самом деле опознавали просто человека по Фамилии Д., который по их данным был в бане вместе с Ку-вым, Е. и двумя девушками и который представлял в любом ином качестве кроме участника драки угрозу для версии обвинения. Именно по этому понадобилось получать в материалы дела форму №1 на Сергея Д. с его фотографией (чтобы опознать Д. Наверняка по фотографии). Именно поэтому Сахт. И Потерпевший-2 так не охотно отвечают на вопрос о том что в у них был доступ к личному делу Д. (как и др. в-служ. из дислоц. в Чех-3 частей). Именно поэтому нужно было проводить этот фарс под названием опознание в ходе подготовки которого Потерпевший-2 и Потерпевший-1 стояли на улице рядом с двумя статистами а затем для большей гарантии нужно было непосредственно перед опознанием посмотреть на самого Д. в камере Чех.ИВС. После такой тщательной подготовки в результате опознания следователю можно было не сомневаться. Но мы видим, что даже это не позволило по крайней мере одному наиболее совестливому(кот.уже не был к тому времени сотр.БСФ) заявить категорично что это был.Д.

 

16) Мы уверены, что у присяжных сложилось вполне однозначное мнение о том была ли в данном процессе реальная состязательность и равноправие сторон в представлении доказательств. Были ли подсудимым и их защитникам предоставлены равные возможности представлять доказательства в свою пользу и какие секреты следствие и суд посчитали не для ваших ушей. Да и в целом мнение об объективности судьи.

Поэтому каждый из вас должен помнить, что на этом (показать) месте может оказаться любой из нас и здесь присутствовавших простых людей, наших сыновей, мужей, любимых. Особенно, когда с другой стороны с ними захотят руками государства «разобраться по-мужски» представители сильных мира сего. Будьте уверены в таком случае, что обвинение, следствие предпримет все, чтобы люди, которые окажутся на вашем сегодняшнем месте, чтобы решить нашу судьбу услышали и увидели только то, что надо обвинению и следствию, чтобы облегчить вынесение вердикта «Виновен!»

 

Ответьте себе на вопрос вы хотели бы в случ. Несправедливого обвинения вас самих предстать перед таким судом и каковы по вашему мнению в таком случае были бы ваши шансы и шансы ваших защитников на ваше оправдание? Или же вы всерьез продолжаете считать, что органы разберутся и раз человека эти самые органы схватили, то это уже говорит о причастности? Если так, то все что я говорил вас не касается. можете спать спокойно. По крайней мере до того, как в вашей жизни или жизни ваших близких не случится 1937-й год.

 

17) Все смотрели к-ф Служ.роман. Помните сцену когда Самохвалов после пощечины Новосельцева на предложение ответить, обещает ответить но по-своему... По ФСбшному. - сидеть за одним столом, выслушивая извинения и кивая головой, затаив злобную обиду, строя планы мести и пытаясь тем временем выудить побольше сведений и придумать как бы побольнее их потом ужалить.

 

18) Дорогие сограждане! Решая судьбу Сергея важно, чтобы вы руководствовались более не буквой, а духом закона и справедливости, в основе которых прежде всего должна лежать любовь и милость. Буква мертва. Когда к Спасителю для Его вердикта привели преступницу – женщину взятую в прелюбодеянии, за которое полагалось побиение камнями, Он сказал: «Кто из вас без греха – первый брось на нее камень». Спустя несколько минут никого из судей не осталось на месте судилища.

И в другом месте: «Каким судом судите, таким судимы будете.» «Суд без милости – не оказавшему милости.»

 

Если у вас нет сомнений, что Сергею Д. не место на свободе, но только в клетке или за решеткой, что он всерьез представляет для общества опасность на свободе, что после того, как он вернется из зоны вам, нам всем, обществу, его семье будет легче и спокойнее – вы должны... нет, просто обязаны дать ответ на вопрос №8, что «виновен!», несмотря на то, что вы думаете по остальным вопросам.

Но если после всего этого действа, которое разворачивалось перед вами в течение последних двух недель у вас остались хоть малейшие сомнения в честности, открытости, стройности и гладкости версии обвинения, а также методов, которыми были получены некоторые протоколы и доказательства, то ответ, на вопрос №8, думаю, очевиден для всякого справедливого и свободного человека. «Не виновен!».