Амортизация автомобиля адвоката - часть 2

В номере ___за ___2008 года было рассказано о споре адвоката с налоговой инспекцией по поводу отказа последней включить в состав профессионального налогового вычета суммы амортизации стоимости «личного» служебного автомобиля адвоката.

Напомню, что во время плановой выездной налоговой проверки адвоката, учредившего адвокатский кабинет за очередной трехгодичный период налоговым инспектором в акт проверки были вписаны «нарушения», касающиеся включения адвокатом в состав профессиональных налоговых вычетов амортизационных отчислений со стоимости автомобиля, используемого адвокатом в своей деятельности, приобретенного на личные средства и находящегося в его собственности, как физического лица, что, по мнению налогового инспектора, повлекло занижение налогооблагаемой базы по НДФЛ и ЕСН за все три года.

Кроме этого налоговый инспектор, отметил, что адвокатом была уменьшена налоговая база на сумму расходов на ГСМ, ремонт и обслуживание этого автомобиля, платежей по ОСАГО.

 

Решением МРИ ФНС России №11 по М.о. адвокат был привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной ст.ст. 122 НК РФ. Взысканию подлежали сами якобы недоплаченные налоги, а также пени за просрочку исполнения налоговой обязанности, имевшую место, по мнению налогового органа и штраф в общей сумме около 26 тысяч рублей.

На решение налогового органа о привлечении адвоката к налоговой ответственности в конце апреля была подана апелляционная жалоба в Управление ФНС России по Московской области – с целью приостановить вступление в силу и исполнение этого решения. Почти одновременно было направлено заявление городской суд об оспаривании решения государственного органа.

            О результатах рассмотрения дела Арбитражным судом я обещал рассказать дополнительно …

 

            Итак, 8 сентября 2008 года было вынесено решение Серпуховского городского суда Московской области, которым требования адвоката к налоговому органу были полностью удовлетворены. Решение налоговой инспекции было признано незаконным и подлежащим отмене (результат рассмотрения апелляции в УФНСР по М.о. был предсказуемым, хотя и стал известен уже после обращения в суд).

            Любопытной была позиция налогового органа в суде. Если в ходе рассмотрения возражений на акт проверки и апелляционной жалобы, налоговая инспекция ссылалась на невозможность применения амортизации основных средств к налогоплательщикам-физическим лицам в принципе в связи с тем, что у последних, якобы не может быть основных средств как таковых, а это их личное имущество, то в суде, позиция изменилась. Теперь налоговики признавали, что амортизацию основных средств (в т.ч. автотранспортных) они применяют к физическим лицам (например, индивидуальным предпринимателям), которые «прошли регистрацию для оказания транспортных услуг». Что имелось ввиду можно только догадаться. Очевидно речь шла о широкоизвестном, хотя и не афишируемом налоговиками факте, что «таксомоторы» или транспортные «предприятия», созданные ПБОЮЛами имеют на балансе такого предпринимателя множество автомобилей, стоимость которых, естественно, амортизируется.

 

            По сути, в суде налоговая инспекция полностью изменила основания, по которым выносила оспариваемое решение. Иными словами, сама признала необоснованность своего решения. Строго говоря, если бы суд даже согласился с такими новыми доводами-основаниями, то само решение, которое оспаривалось все равно подлежало отмене.

 

            Впрочем, по порядку.           Для начала налоговая инспекция попыталась сказать, что необходимость приобретения адвокатом транспорта в свою собственность для его использования в своей деятельности должна быть доказана. В том смысле, что адвокат ведь мог и на общественном транспорте ездить. И к тому же, мог все расходы на такие поездки компенсировать за счет клиентов. И для этого даже на соответствующую статью Закона об адвокатуре ссылалась, которая, якобы обязывает такую компенсацию получать с клиента. А раз так, то никакой амортизации адвокату не полагается (правда, суд сразу отверг эту попытку, т.к. ответчик на вопрос адвоката уточнил, что получать компенсацию сопутствующих расходов с клиента – все таки право, а не обязанность адвокатов.)

            Такую позицию налоговиков пришлось проанализировать  более обстоятельно. А именно, в дополнительных объяснениях было разъяснено, что выбор вида транспорта (общественный, таксомотор, либо принадлежащий на праве собственности (личный)), который используется субъектом хозяйственной деятельности (будь то организации, или субъекты, приравненные по порядку налогообложения и налоговой отчетности в силу НК РФ к предпринимателям) является прерогативой субъекта хоздеятельности (налогоплательщика), а не налогового органа. Таким образом, обязанность доказывания «необходимости» служебного транспорта и «невозможности» взамен этого пользоваться общественным или арендованным (в т.ч. такси) транспортом  не предусмотрена действующим законодательством и является произвольным изобретением налогового органа. Равно, как наличие предусмотренной действующим законодательством возможности включения в состав расчетов по договору за оказываемые услуги (выполняемые работы) расходов по использования собственного транспорта налогоплательщика или транспортных услуг сторонних организаций, не лишает хозяйствующих субъектов, оказывающих такие услуги (выполняющих работы) права на амортизацию используемых при оказании таких услуг собственных транспортных средств. Экономическая и налоговая (правовая) природа этих двух явлений (взимание с контрагентов дополнительной платы или компенсации использования собственного транспорта в ходе исполнения договора на оказание услуг – с одной стороны и амортизация стоимости такого транспорта – с другой) совершенно различна и они не находятся в причинно-следственной зависимости друг от друга. Т.о. взимание или не взимание такой платы (компенсации) с контрагентов (клиентов) никак не связано с институтом амортизации стоимости имущества, используемого в деятельности налогоплательщика (АТС в т.ч.). Более того, сами суммы, полученные налогоплательщиком в счет такой платы (возмещения или компенсации транспортных расходов) увеличивают налогооблагаемую базу. Тогда как суммы амортизации такую базу уменьшают. Т.о. предложение налогового органа включать в суммы платежей от клиентов «возмещение транспортных расходов за счет клиентов» (в т.ч. на использование собственного транспорта) «взамен» амортизации является абсурдным.

 

            Из оспариваемого решения инспекции было видно, что налоговый орган не оспаривал и даже не ставил под сомнение сам факт использования такого транспортного средства адвокатом в его деятельности. Более того, эти обстоятельства вообще не были предметом проверки, поскольку они не интересовали налоговый орган, изначально сформулировавший свою позицию (позицию вышестоящего органа), согласно которой «априори» амортизация транспортных средств в отношении налогоплательщиков, не являющихся организациями (ПБОЮЛ, адвокаты и т.д.) не начисляется и не включается в сумму профессионального вычета или в состав расходов, на которые уменьшается размер налогооблагаемого дохода (прибыли).

            Из акта выездной налоговой проверки, протокола заседания комиссии по рассмотрению акта и возражений на него, самого решения налогового органа видно, что использование автомобиля адвокатом в деятельности не оспаривалось, т.к. налоговый орган ошибочно утверждал, что ПБОЮЛ (адвокат) в принципе не может амортизировать имущество. Для обоснования такого явно и однозначно противоречащего налоговому законодательству вывода, налоговый орган приводил аргументы о необходимом условии для амортизации имущества – «его консолидации, как обособленного имущества юридического лица» и т.п. (см. акт проверки, л. 19, абз.6 решения).

            Т.о. основанием для вынесения оспариваемого решения налогового органа было вовсе не «неиспользование» автомобиля в профессиональной деятельности. И лишь в суде налоговый орган, убедившись, наконец, в несоответствии такой позиции налоговому законодательству, привел совершенно иные доводы, полностью перечеркивающие его же доводы, положенные в основу оспариваемого решения. Т.е., налоговый орган в суде отказался от той мотивации и оснований, которые изложены в оспариваемом решении и признал, что право на амортизацию имущества (включая транспортные средства) и на уменьшение налогооблагаемой базы на сумму этой амортизации, имеют не только юридические лица, но и налогоплательщики, осуществляющие деятельность без образования юридического лица (предприниматели, адвокаты и т.д.). Это обстоятельство (отказ от оснований, содержащихся в оспариваемом решении) само по себе является доказательством необоснованности оспариваемого решения, т.к. последующее придумывание новых «аргументов» в защиту своего решения, нарушает принципы привлечения к налоговой ответственности, изложенные в НК РФ (в частности, в ст. 101 НК РФ).

Итак, налоговый орган, признал ошибочность своего обоснования, однако, для видимости обоснования своих возражений против судебного иска, уже в суде заменил его,  выдвинув новое утверждение, что такое право (на амортизацию) принадлежит не всем налогоплательщикам-неорганизациям, а только тем из них, кто «получил госрегистрацию на осуществление транспортных услуг». При этом никаких ссылок на нормы действующего законодательства, устанавливающие такое ограничение для остальных налогоплательщиков, для обоснования утверждения МРИ ФНСР не приводится, поскольку такие нормы отсутствуют. Кроме того, сам по себе довод о необходимости «госрегистрации на осуществление транспортных услуг» несостоятелен, поскольку  такой «госрегистрации» действующим законодательством не предусмотрено.

            Ссылка представителя налогового органа на то, что причиной отказа в амортизации послужило отсутствие путевых листов также надумана и была озвучена лишь в ходе судебного спора. Как позже пояснил представитель МРИ ФНСР №11, ему не известно, предлагал ли адвокат рассматривать путевые листы в качестве подтверждения факта использования транспортного средства в своей деятельности. Между тем, из протокола заседания комиссии МРИ ФНСР №11 по рассмотрению акта налоговой проверки и возражений  на него видно, что этот вопрос поднимался и адвокат  заявлял ходатайство об отложении рассмотрения материалов проверки и возражений для предоставления путевых листов и др. дополнительных документов. Однако, в удовлетворении ходатайства было отказано с мотивировкой: «эти документы не могут повлиять на решение по результатам налоговой проверки», поскольку МРИ ФНСР №11 ориентируется на позицию вышестоящего налогового органа в отношении амортизации АТС предпринимателей и адвокатов. Ссылка МРИ ФНС №11 на путевые листы, изначально не имела никакого отношения к амортизации, а была высказана только в ходе досудебной подготовки. На самом деле, налоговый орган ясно и недвусмысленно неоднократно сформулировал свою позицию, согласно которой, путевые листы могут быть им рассмотрены исключительно для принятия к включению в профессиональный вычет расходов на ГСМ и техобслуживание транспортного средства, но никак ни для амортизации его стоимости, которая, как видно из представленных с иском материалов, по мнению МРИ ФНСР №11 «для неорганизаций невозможна в принципе». Тогда, как размер расходов на ГСМ и ТО полностью покрывался суммой амортизации и в случае включения которой в состав профвычета, размер расходов на ГСМ и ТО не мог повлиять на фактическую налогооблагаемую базу и, соответственно, на размер налоговых и штрафных санкций по оспариваемому решению.

            Иных доводов, соответствующих  п.8 ст.101 НК РФ налоговый орган не привел, поскольку по результатам рассмотрения возражений против акта налоговой проверки, доводы в остальной части не были отклонены.

            Так как ответчик упорствовал в том, что автомобиль адвокату не нужен, т.к. адвокатская деятельность не связана с транспортом, был задан ключевой вопрос. А если бы какое-нибудь ООО «Правозащитник», оказывающее исключительно юридические услуги использовало собственный автомобиль, была бы его амортизация включена в состав вычета (расходов)? Ответ был очевидный – да. И все вопросы отпали сами собой.

            Посему должен быть подтвержден лишь сам факт использования АТС адвокатом. А для этого было представлено распоряжение учредителя адвокатского кабинета №01-ОС от 30.05.04г. о принятии данного АТС в качестве служебного транспорта в состав основных средств. Кроме того, копии журналов регистрации путевых листов и сами листы, из которых видно, как использовался транспорт. Впрочем, строго говоря, сами путевые листы и их регистрация в журнале необходимы для подтверждения расходов на ГСМ, эксплуатационных расходов и техобслуживание, т.к. факт принадлежности и использования автомобиля в деятельности подтверждается свидетельством о регистрации АТС и распоряжением о принятии в состав основных средств. Ведь интенсивность его использования на возможность амортизации повлиять не может, а лишь влияет на расходы на ГСМ и эксплуатационные расходы.

            Суд отверг все доводы налогового органа, признав действия адвоката правомерными и признав тем самым право адвокатов на уменьшение налогооблагаемой базы на сумму амортизации имеющихся в их распоряжении автотранспортных средств, принадлежащих им и используемым в своей деятельности. К слову, сумма эта может быть весьма и весьма внушительной. А если учесть, что была высказана и позиция в отношении правомерности списания и всех эксплуатационных расходов на такой автомобиль, то налоговое бремя адвокатов может быть совершенно легально уменьшено в разы.